Tags: Патриотизм

Письмо руководителю "Волонтёров Победы" проекта "Моя история"

Написал письмо в "Мою историю-Волонтёры победы", чем чёрт не шутит.

Историк-генеалог, лидер движения за защиту доступа к архивам "Архизорро".
специалист по увековечению памяти погибших Всероссийской организации ветеранов,
награждён медалью "Патриот России".
В 1999-2002 - редактор программы "Жди меня".
Историк-генеалог

Дорогая Ольга,

Среди моих коллег отношение к Вашему проекту, в целом, отрицательное. Однако моя задача попытаться донести мнение, голос, а уж Ваша задача прислушаться к нему или нет.
Если Ваш проект "Моя история" является просто карьерным шагом, можно просто выбросить это письмо, если же Вы серьёзно, то человек, который профессионально занимается решением семейных загадок, возможно, может Вам в чём-то помочь.

Вне всякого сомнения, Ваш проект поможет многим, если загрести речной песок на берегу речки в Подмосковье, есть шанс, что там там тоже будет золото. Но лучше искать золото, где оно есть.

Запрос - это позавчерашний способ взаимодействия с архивами. Поверьте человеку, который поднаторел в помощи (и борьбе) в сложном архивном мире.
Сколько бы запросов вы не написали, сколько бы не написали их обученные Вами людьми, они попадут к 2-3 несчастным женщинам в стены регионального архива, к женщинам с низкой зарплатой, которые по уши завалены запросами, составленными с разной степенью неграмотности, а, кроме того, социально- правовыми запросами, которые всегда на первом месте и по которым они обязаны ответить за 30 дней.
Вот почему большинство архивов России прекращает принимать запросы генеалогического характера еще в феврале - марте. Для примера загляните на сайт Иркутского или Орловского архива.

Каждый третий ответ на запрос составлен с ошибкой, поверьте человеку, который профессионально занимается генеалогией. И если Вы напишите больше запросов, времени у сотрудников больше не станет.

Нужные документы хранятся на Кубани в неприспособленных, холодных зданиях районных архивов без должной охраны, в Ростове на Дону для того, чтобы ознакомиться с материалами архива, надо пройти через отделение милиции, а новое здание только строится. Основные генеалогические фонды Архангельской области закрыты для выдачи уже 20 лет без должных на то причин и генеалогические запросы принимаются раз в месяц и ТОЛЬКО платно. Оцифровка же там даже ещё не началась (идут переговоры).

И такие проблемы есть в каждом регионе, я знаю об этом, потому что из граждан России занимаются архивной правозащитой небольшая группа в 10-12 человек.

Знаете ли Вы, что сегодня быстро и безболезненно получить информацию о месте службы своего предка-офицера жители России и бывших стран СССР могут только за взятку в 20 долларов через доверенных лиц (так называемых "кротов") в Центральном архиве Министерства обороны, которые являются сотрудниками архива? Именно столько стоит изображение учётно-послужной карточки офицера - основного документа для службы офицерского состава. Сведения предоставляются быстро и комфортно, а официальный запрос в ЦАМО занимает до полугода . При этом никаких доверенностей показывать не надо, а при посещении архива, перегруженного и нищего, надо.
И я не могу осуждать этих людей, потому что для условной Любы из Владивостока, Петро из Киева и Ашота из Еревана, у которых деды были героическими офицерами это единственный и недорогой шанс. Легально этого сделать НЕЛЬЗЯ.

При взятке в 20 долларов никто не будет спрашивать у них доверенность на доступ к карточкам, к которым доступ, по закону о персональных данных ОТКРЫТ, а в ЦАМО - будут.

Знаете ли Вы что огромное количество материалов Новосибирского архива оцифрованы, но доступны для просмотра ...только на 7 компьютерах в читальном зале в Новосибирске.
Знаете ли Вы, что в Вашем родном Воронеже, где и я сейчас нахожусь, у архива просто НЕТ достаточно памяти на жестком диске компьютера, чтобы загрузить метрические книги, которые оцифрованы и они доступны удаленно, на медленном и плохо работающем АИС (Автоматизированная информационная система) - и это ещё неплохо!

Знаете ли Вы, что все материалы военкоматов по Хабаровскому краю уже оцифрованы волонтёрами, но руководство Краевого архивам до сих пор не разрешило предоставить эти материалы в базу данных ОБД-Мемориал Министерства обороны глумясь над памятью своих земляков (и не предоставит до июня).

Это только примеры на поверхности. Архивы не плохие, архивы сложные, и за каждым из них стоит проблема, о которой Вам никогда не расскажут, но решение которое откроет путь к семейной истории для десятков тысяч, а не для единиц.

Я всегда открыт для того, чтобы провести для Ваших волонтеров лекцию и мастер классы по точечным проблемам многих архивов в России, идя на встречу с руководством архива, Вы будете знать его внутреннюю ситуацию и проблемы.И это бесплатно.

Я лично помог выбить больше 80 миллионов рублей на недострой здания Саратовского архива - и оно сейчас достраивается. Сейчас идёт кампания ещё по нескольким зданиям -в Ростове на Дону и в Краснодаре. Моя задача - построить в России 10 новых зданий архивов.

Я предоставил для размещения в базе ОБД-Мемориал сведения на 225 000 бойцов, а на моем сайте висит 300 гигабайт оцифрованных документов военкоматов Московской области - это всё бесплатно. И, к счастью, я не одинок. Ответственное отношение к архивам, работа с ними становится всё более популярной.


Решение только одной архивной проблемы означает доступ до семейной истории для тысяч, а не для единиц. И есть проблемы, которые возможно решить, к счастью, на этом поле борьбы и помощи архивам не один я - и я могу познакомить Вас с этими людьми.


С уважением, Семёнов ВВ

Препарируя собственный патриотизм

В интересной статье социолога  Елены Омельченко http://www.the-village.ru/village/people/city-news/178619-omelchenko
она говорит о том, что современные молодые люди часто считают родителей, переживших 90-е, лузерами и обращаются к опыту бабушек и дедушек, восстанавливаших страну. В этом и фундамент обращения В.Путина к молодёжи, ведь, чтобы такое обращение нашло отклик, оно должно задевать что-то глубинное, что уже есть в человеке.

Наверняка Омельченко говорит о тех, кто моложе меня лет на 8-10, но, тем не менее, это был повод задуматься. Патриотичен ли я? Каковы мои отношения с Россией? И я смог выделить некоторые блоки:

  • У меня в семье не было ни одного фронтовика, потому что два моих прадеда по материнской линии погибли на войне, когда моим деду и бабке было по 10 лет и они ничего не знали про обстоятельства пропажи, не знали, где они похоронены, притом, что они не пропали без вести, а были именно похоронены. Это уже я был первым, кто установил и место и обстоятельства.

     В школе я ни одного ветерана не видел, а фильмы про войну я никогда не любил, вот почему опыт изучения ВОВ у меня сложился уже свой, личный в зрелом возрасте и без патриотической трескотни.

  • Опыт службы в армии у меня был (2 года), но никто (в том числе и офицеры) никогда не скрывали, что наша основная задача состоит  в том, чтобы офицерский городок Мещерино-1 не утонул в говне, задача, в общем-то, по уму, решаемая 3-мя тракторами и 15 человеками грамотного персонала, а не батальоном в 300 солдат. Тем не менее, армейский опыт был, хоть и длительным, опытом социализации, жизнь там была хорошая, а люди, которые служили, вполне себе человеческие.

  • Я с детства, вот, сколько себя помню, каждые выходные перерывал бабкины трудовые медали и ордена, однако и бабка, и дед из курско- тамбовской послевоенной "лимиты" приехавшие на строительство московских заводов в районов Новоостаповского шоссе, никогда не скрывали, что эта работа была ад-адский и никогда не разбавляли (и не называли) это "долгом Родины", "поднимали страну" и т.д.

  • Патриотизм, если он и есть, возникал у меня когда я вышагивал десятки и десятки километров по бывшему Покровскому уезду Владимирской губернии, искал разрушенные церкви и т.д.

Я не то, что не люблю трескучих лозунгов и прочего "величия России", я просто как это слышу, тут же ухожу от этого, как от пьяного, потому что мне точно пытаются что-то всучить. С другой стороны, у меня никогда не было вот этого вот интеллигентского "приседания на  краешке стула", мол, есть народ, а мы его облагораживаем. И кто бы мне попробовал сказать, мол "не нравится, уезжай". Ха, если я уеду, на ком будет Россия держатся?

Кстати,  это то, что меня всегда поражало в либералах, которые ведут свои дискуссии так, словно чётко различают,мол, есть Россия, а есть мы -  нормальные люди и это разные вещи. Ещё чего - я и есть самый нормальный человек в России!. Из-за таких, как я,  страна до сих пор и жива.