russianmemory.ru Историк-генеалог Семёнов Виталий (ouranopolis) wrote,
russianmemory.ru Историк-генеалог Семёнов Виталий
ouranopolis

Длинные дни.

Я встаю в 6.
Сейчас я почти всегда встаю в 6 или в 7. В 8 для меня это уже "поздно".
Сегодня я сдаю результаты нашей работы по книге памяти. А ещё закрываю счёт ИП в 2Тбанке. Я решил обойтись вообще без счёта ИП, раз банки такие гандоны.
Поскольку typilkin всё-таки успела сдать мне ополченцев, у меня получается, что  я сдаю в книгу памяти 870 человек. НЕ 2000 как обещал, но очень солидно. Причём, мне нравится, как мы это сделали. Получилось осмысленно, живо, совершенно по новому. На каждого солдата информации чуть ли не на четверть страницы.

Потом я еду к деду. С дедом всё плохо. Стабильно плохо. Режим хосписа сменился на режим "стабильное крайне тяжёлое состояние". Имеем - недостаток лишнего веса, судя по всему - инсульт на половину тела. Отсутствие приема пищи. Ну и открытая рана 10 на 10 на ягодице до кучи.

Дома у деда (по совместительству это, так-то, дом где я родился) мой отец. В нём открылись таланты социального работника, делает он всё малость неосмысленно, зато сноровисто и душевно. Я его меняю сегодня, первый раз после понедельника. С 12 до 18 часов моя смена.

Мне кажется, что деду скучно и я перебираюсь в комнату. Находится в этой квартире мне вдвойне тяжело, потому что именно в этой вселенной я вырос. Это моя родина. Не квартира, где я рос с 3-х лет, а именно эта. Тут я с дедства слышал, как бабка встает с советски, затем российским, а потом снова советским гимном и делает зарядку. Чтобы не случилось. Каждый день. Не ныть и работать.  Работать и не ныть - то, что впиталась в меня намертво.

Отступление. Год 2012

Бабка  моя не была пасторальной бабкой а-ля "Домик в деревне", а была весьма себе на уме. Например, страшно любила кэгэбэшников и "порядок". А вот вОйны любые не любила.
Бабка умерла 2 года назад от рака 38-й степени. В последний день мы отвезли её в хоспис в Кожухово. Когда я попал туда, врач достал калькулятор и напечатал на нем 30 000. Рублей, в смысле. Поскольку бабка умерла на следующий день, как мы ее туда привезли, с нас взяли только 10 000. Тоже, так сказать, по-божески.
Когда мы закатили каталку, медсестра спросила в ультимативной форме, не хочу ли я помочь им её раздеть.

- Тебе, что ли, пизда, я буду помогать свою бабку раздевать? - поинтересовался я.

Когда я выходил на улицу, в одной руке у меня был мешок с одеждой, в другой - меховая шапка. Повернувшись, я увидел бабкин взгляд. Не уверен, что она меня видела.
Я выбросил все в ближайший бак, оказалось потом, что я случайно выбросил и ее золотой крестик.

Ночью я плохо спал и подскочил уже утром. Помчался в Кожухово, но на пороге меня застал звонок. Бабка умерла утром.


С этих пор тема хосписа у меня в голове закрыта.

Бабка была сложного характера (но не для меня), но за своим мужем ухаживала с маниакальностью заводчика сенбернаров-чемпионов. С детства я помню деда только в одном положении - на диване. Он спокойно отработал положенное на стройке и во время ушёл на пенсию, тогда как бабка не позволяла себе не работать ни дня. Последний год она мыла магазин у ближайших армян. У семьи было полно денег, денег было много и у самой бабки. Но тут было дело не в голимых деньгах - в философии.
К смерти бабки дед относился так, как будто она ученица и сбежала с урока.  Он узнал что существуют магазины, например, раньше он в них никогда не ходил. Но мнительность и капризность осталась. В этом плане дед был анти-бабка.

Мы посещали деда каждую неделю, но старая, когда-то ломившаяся вещами и блестящая квартира на Молдагуловой стреметильно зарастала и деградировала.

В общем, сейчас, когда мы привезли деда домой, или когда я посещал деда, у меня не было в голове никаких эмоций или затруднений. Это просто вопрос счетов. Как кредит в банке. Когда-то бабка носила мне любимое жареное мясо и сладкий чай в комнату, лазила со мной на крышу и ходила по этажам, чтобы я рисовал карандашом,  где какой этаж. Поэтому, блядь, вырос такой гений. Это кредит.  Бабка умерла, дед в состоянии "почти овощ". Это плата по кредиту. Мир устроен так. Плачу же я "Альфа-банку".
Весь мир это счета и кредит. Иногда выпадает бонус. Иногда штраф. Но это, в общем, объективная реальность. Хуле жаловаться, учитывая, что сама жизнь - это бесплатно.

Я сажусь в комнате, чтобы деду было не скучно. С одной стороны от меня пакет взрослых памперсов, с другой - гидроскопических простыней. На столе куча лекарств и поильник с соком "Спелёнок". Им надо выпустить следующую серию "Альгеймерёнок" - думаю я. Дед - не овощ. Я с ним общаюсь. Говорить он не может, так как инсульт и челюсти нет.  Но рукой шевелит. Слава боку, что это не произошло раньше - летом он упал и был сложный перелом, сейчас хотя бы рука срослась. Хотя при инсульте все равно же нет чувствительности, но все равно неприятно.

Самая большая проблема - еда. В 100 граммов сока - 46 ккал. Человеку даже в лежачем состоянии надо в день 500-600 ккал (столько в полутора батончиков Сникерса, для примера), но никак не 46 ккал. Думаю, еще пойдет вода с медом - мед это калории. Есть ещё  Пептомен от Нестле, как раз для таких случаев, но это в жопу, хотя там 465 ккал, но больные люди не едят то, что для них странно по вкусу. А особенно такой мнительный человек, как мой дед. Мёд - это 327 ккал на 100 грамм.

Приходит врач, наступает час обработки раны. Оказалось, в общем, что это не так сложно. Кстати, динамика заживление нормальная. Вообще, основная проблема это питание. Если наладить питание, есть шанс. Хотя, в общем, как разбираться с остальным клубком болезней - питание не заставит двигаться кровь по сосудам быстрее (я могу уже защищать кандидатскую по флебологии, потому что именно кровоток был основной проблемой 2-х последних лет), не уберет ишемию. Но самое главное - питание надо наладить, чтобы человек не чувствовал голод, ибо голод - это мУка.

Пою соком "С пелёнок" из поильника.

В 6 приходит отец. Сейчас, когда у нас в семье 3 ребенка (дети брата) и дед, он снова социально востребован. Он всем нужен. Это радует. Меня радует очень сильно. Хорошо, что  в семье есть один человек - пенсионер, у которого есть время больше, чем у других.


Приходит отец, я надеваю спортивный костюм. От дома деда до моего - ровно 10 км.  Когда-то я буду пробегать это за час, но сейчас пока полтора часа.  В наушниках радио Энержи, за спиной удобный рюкзак. Когда ты бегаешь везде, где можно, мир смотрится по другому. Ты начинаешь жить в ритме 7-8 км в час, а это большая разница от 5 км в час. Оказывается, что всё буквально рядом и ближе, чем общественным транспортом. Ты свободней относишься к еде, потому что если ты бегаешь, в общем, у веса почти нет шансов.
По наследству мне достался достаточно сильная предрасположенность к метаболическому синдрому (у мой брат, наоборот - дрыщ), поэтому я уже давно понял, что действительно только мощное оружие.

На метро "Люблино" грузовик в 5 метрах от меня влетает в маршрутку, которая разворачивалась. К счастью, маршрутка пустая. Там же на Люблино у меня выпадает телефон и перестает видеть сим-карту. Я трясу и переставляю симку пару раз, а потом разбиваю его об землю. Так умирают все мои телефоны. Забегаю в салон на Братиславской и покупаю такую же Нокия 520 за 4500. Предыдущий прослужил 3 месяца. До него - полтора года. Симку он уже пару раз "прекращал видеть".

Добегаю домой. Какой длинный день. У меня сейчас все такие.
Tags: Дневниковое, Личное, Семья
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments