russianmemory.ru Историк-генеалог Семёнов Виталий (ouranopolis) wrote,
russianmemory.ru Историк-генеалог Семёнов Виталий
ouranopolis

Categories:

День 4-5 Владикавказ- Орджоникидзевская- Грозный--Махачкала-Дербент


Восстанавливая историю России.

Найденные документы.

Документ, пострадавший от взрыва.

За работой.
24 августа мы снова сели на маршрутку Владикавказ - Назрань и вышли на Черменском посту с ингушской стороны, где нас ждал заместитель военкома республики Ингушетия, на своей машине он доставил нас в уже знакомый мне по мартовскому визиту военкомат в станице Орджоникидзевская. Тут нас ждало настоящее сокровище: в пыльном шкафу удалось найти около 40 томов, некоторые из которых были повреждены пожаром, некоторые взрывом. В сарае военкомата лежала полная картотека всех призванных с 1900 года рождения!
Все эти документы не учтены ни в одной книге памяти, эти документы дают полное представление о довоенном населении Судженского района ЧИАССР, прежде всего, населения казачьего, а также призванных на войну. Мы тут же принялись за фотокопирование и проработали без перерыва до 14.30. Нашей радости не было предела! Экспедиция полностью себя оправдала!
К сожалению, на дворе была уже пятница. Каждая экспедиция – это прорыв в поле нового, именно поэтому в экспедициях часто бывают накладки, если в обычной поисковой командировке я часто действую в поле знакомых архивов, то экспедиции специально делаются для того, чтобы пробивать новые слои, захватывать новые рубежи. Тут есть и бытовой момент, конечно, так как в Ингушетии нет гостиницы, точнее, нет гостиницы за приемлемую цену (двухместный номер в гостинице «Асса» - 3300 рублей, то нам приходится жить во Владикавказе, а работать тут). Во Владикавказе гостиница стоит ровно в 2 раза дешевле.
Мы должны продолжить работу в Судженском военкомате в среду 28 августа, а пока мы решили познакомиться с Государственным архивов Республики Азербайджан и выяснить, какова ситуация с русским Наримановским кладбищем, на месте которого сейчас строится трасса.
В 3 часа мы были уже на посту Кавказ на границе Чечни и Ингушетии, как только мы вышли из машины военкома, который нас подвез туда из Орджонекидзевской, и стоило нам только оказаться на посту, как тут же остановилась машина, где сидело два брата - гудермесских чеченца. У одного из них в 2001 году в неизвестном направлении пропало два брата. Вообще если говорить о чеченцах, с ними такое правило, - и до и особенно после войны сложно и бесполезно добиваться искренности и какой-то любви к себе, если ты русский. Чеченцы, люди даже не с двойным, а с тройным - четверным дном, за последнее время они слушали столько трэша в отношении себя, что минимальное доверие можно заслужить если видно, что ты а) их не боишься просто потому что они чеченцы б) владеешь каким-то минимальным объемом знаний по истории-культуре Чечни и не спешишь с суждениями по болезненным вопросам, а лучше вообще молчишь на эту тему. Вообще удивительно, но чеченцы хорошие тактики, но очень плохие стратеги. Больше всего чеченцев раздражает, если их воспринимают не просто другим, в силу культурных особенностей, как бывают другими вообще разные народы, а неким таким абсолютным ДРУГИМ, чудовищем о́бло, озо́рно, огро́мно, стозе́вно и ла́яй. Самая большая трагедия чеченской войны была в том, что не смотря на большое количество реальных бандосов, основное население Чечни на 1994 год было вполне себе советским и в страшном сне не могло представить, что станет с их городом.
В Грозный мы ехали для того, чтобы скопировать документы Шатойского военкомата, который в этот день привезли в архивное управление Грозного. Документы были не очень интересными - прежде всего формуляры владельцев военных билетов, из которых только 15 % ветераны войны + одна папка с документами.

По поводу этих документов я был спокоен, их точно используют при составлении второго тома книги Памяти Чеченской республики, тут ясно не пересекаться и не дублировать один другого, а наоборот, помогать. Отщелкав, мы прыгнули в маршрутку на Хасавюрт на площади Минутка.
Дагестан - это совсем другое дело, чем Чечня. Дагестан и особенно Махачкала - это Вавилон Кавказа. Это хорошо, потому что Дагестан место более светское, где есть жизнь. Тут свободно продается алкоголь. Однако это имеет и свою противоположную сторону - Дагестан не имеет единой линии развития, он живет как бы потерявшись во времени и пространстве. К сожалению и в Махачкале и в Дербенте ничего особо не изменилось за 6 лет, как я побывал в этих городах в последний раз, с одной стороны в Махачкале много кафе, ресторанов, клубов, но с другой стороны, поскольку ислам и нет денег ни в Махачкале ни в Дербенте до сих пор нет ни только пляжей, но и просто прогулочной полосы вдоль моря. В Махачкале море наглухо перекрыто железной дорогой и портом, тоже самое и в Дербенте, где пляж - это замусоренная полоска, мы полезли купаться и сильно порезали руки и ноги.
В такой "вавилонской" ситуации есть и свои минусы, в кафе тут могут поставить матерный рэп и выключить его, если только попросить два раза - в Чечне такая ситуация невозможна. В Чечне могут сразу убить, но хулиганов или воров там мало, а вот Дагестан, а особенно Махачкала производит впечатление портвого бардака, где могут и обокрасть и избить. В Махачкале за нами ехал таксист и предлагал показать "все зланые места".
В Махачкале мы переночевали в гостинице "Ленинград" за 1800 руб (двухместный), а вот в Дербент остановились в какой-то разваливающейся частной гостинице с пеплом в пепельнице, сломанным краном, неработающим вай-фаем за 1500 руб.
Дагестану страшно нужен лидер. Лидер харизматичный, целеустремленный и с деньгами. Тот, который точно будет знать, чего он хочет. Не Рамзан, конечно, но что-то вроде.

Tags: memorykeepers, Дагестан, ЧИАССР
Subscribe

  • Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments