November 26th, 2019

ТЁРКИН НА ВАЛААМЕ

Архивный дозор" видит историю там, где её не видят другие. Мы запускаем "Тёркина на Валааме", потому что мы не стесняемся нашей истории и людей, которые пережили войну!

После того, как вышла в свет электронная версия книги памяти социальных учреждений, куда после Войны попадали ветераны (которым тогда было по 25-30 лет) я получил такое письмо:

"Так сложилось, что дед фронтовик последние годы жизни провёл в ПНИ N 3 в пос. Луговой Дмитровского р-на Московской обл (раньше располагался в Николо-Пешношском монастыре).

В этом году только узнал об этом... ПНИ сообщил, что он похоронен на местном кладбище, поехал весной, не смог найти - в то время только таблички ставили и писали на них краской - время всё стёрло...

Местные сказали, что там было много инвалидов фронтовиков. На кладбище могил 60-80 гг со стертыми табличками много... Вы не слышали случайно про этот интернат? Так ли это относительно массового пребывания там ветеранов? Если так, то выживших и забытых там очень много..."

Как не слышать про знаменитый Николо-Пешношский монастырь, это один из самых известных психоневрологических интернатов России, он работает до сих пор!

Когда я работал над нашей книгой, её основной задачей было снять заговор молчания с темы того, что происходило с теми, кто пережил войну после войны.

У нас сложилось совершенно купированное представление о Войне. Что-то типа того, что вот, наступила война, человек надел гимнастёрку, погеройствовал, попрыгал под танк, получил ранение, полежал в госпитале, пококетничал с медсестричками, наступило 9 мая, выпил фронтовые 100 граммов, обнялся с однополчанами и вперёд, строить новую жизнь.

Но это не так. Судьбы поворачивались совершенно по разному, кто-то смог восстановится и вернуться в семью, а кто-то навсегда потерял здоровье, жизнь, рассудок.Но разве они перестали быть героями?

Знаете, сколько таких судеб было по стране? Десятки тысяч. В закрытых домах инвалидов, которые были в каждом регионе, большом и маленьком. В КАЖДОМ! А сейчас удалось воссоздать списки только самых известных 3-х и то, неполные.

Они были в Крыму и на Сахалине, под Москвой и под Омском.

Об их судьбах неизвестно, их места смерти никак не маркированы, заросли. Узнать о них очень сложно - закон о персональных данных своими бессмысленными челюстями их защищает.

Но как вы видите, люди хотят узнать. И я уверен, что наша книга поможет изменить ситуацию . МЫ ВЫСЫЛАЕМ КНИГУ БЕСПЛАТНО всем командам, которые поставили своей задачей узнать о судьбе своих домов инвалидов, где после войны находились и умирали ветераны с целью прояснения их судеб, расчистки кладбищ, установления имён.

А есть ли такие команды в вашем регионе?

https://yadi.sk/i/yV5Lzib77n5MeA

Манифест "Архивного дозора"

Я, конечно, не Лютер, чтобы прибивать 95 тезисов к двери Росархива, но помимо Устава, документа, всё-таки, юридического, важно иметь что-то , что отражает наши взгляды коротко и ясно. И боевито.
Жду от вас дополнений. Пишите, пожалуйста не в духе "а ещё можно добавить что-то о..." а "а ещё можно добавить что-то о... например такой фразой"
МАНИФЕСТ МОО «АРХИВНЫЙ ДОЗОР»
XIIПУНКТОВ

  1. Мы рассматриваем документы, связанные с историей России как неотъемлемую часть мировой истории и обязуемся прикладывать все силы, направленные на их спасение, обнародование и изучение.

  2. Cамостоятельное копирование может быть только быть только свободным и бесплатным вне зависимости от того временного порядка, который существует в архивных учреждениях в настоящее время.

  3. Любой письменный, голосовой, видео источник, существующий в единственном экземпляре вне зависимости от носителя, места хранения, состояния и порядка доступа к нему рассматривается как исторический источник если открытой и гласной экспертной комиссией не доказано обратное.

  4. Наша задача — превращение архивных учреждений в современные научно-образовательные исследовательские центры.

  5. Наиболее привычный порядок функционирования архивной сферы не является наиболее эффективным порядком.

  6. Мы видим Россию и сопредельные государства как места хранения огромного количества нераскрытой архивной информации, изучение и обработка которой существенно обогатит историю нашей страны.

  7. «Замораживание» проблем архивного фонда и архивных коллекций, их замалчивание , откладывание в долгий ящик мы называем вредительством.

  8. Каждый документ и другой носитель, находящийся в плохом физическом состоянии, имеет прежде всего информационную, а не предметную ценность. Ограничение выдачи

  9. Наша задача — максимальная популяризация архивного дела, изучения письменной истории, бережного отношения к её хранению и трансляции, формирования высокого интереса общества к профессии архивиста как знающего, открытого, современного специалиста. Формирование института «семейных архивистов» собирающих, хранящих и обрабатывающих информацию не только по своей семье, но и по семьям ближайших родственников.

  10. Все ограничения доступа гласные и негласные, превышающие срок, установленный законодательством РФ, рассматриваются как вредные. Любой сочувствующий организации обязан принять все силы на разрушение формальных и неформальных бригад, существующих на пути к доступу к этим документам.

  11. Организация является открытой, гласной, не имеющей тайных целей и сговоров, все обсуждения ведутся открыто, признается, что если данная тема не может быть обсуждена открыто она по умолчанию является недостойной обсуждения. Любое обнародование проблемы, реально существующей в архивной сфере считается по умолчанию положительным поступком. Измения начинаются с оглашения.

12) Инкапсулация ведёт к загниванию, мы требуем формирования и постоянной доработки правил взаимодействия по линии "архив- общественная организация", "музей - архивная организация", признание того, что целый ряд архивных проблем могут быть решены во взаимодействии с НКО и обществом.

Моя семейная легенда

Я вот тут наезжаю на семейные легенды, а ведь у меня тоже одна есть, которую я до сих пор не могу расскрыть. Мою прабабку со стороны отца звали Феодосья Егоровна Кузнецова (в браке Семёнова) 1886-1960. Она родилась в деревне Григорьевское Одоевского уезда Тульской губернии (сейчас Дубенский район Тульской области).

По семейной легенде она всегда говорила, что её отец не имеет отношения к семье Кузнецовых, а внебрачный сын помещика Телюсова (хз как это пишется, такого помещика не было).

Я, понятное дело, считал это лажей, пока лет 10 назад как в читальном зале ГАТО действительно не увидел, что в 1857 году 41-лётний вдовец Егор Степанович (в будущем - Кузнецов, а тогда фамилии не было), женился на 28-летней Аграфене Дмитриевне, у которой на руках был незаконнорожденный сын Егор по крёстному отцу носивший отчество Алексеевич.

Я долго пытался установить, откуда взялась Аграфена Дмитриевна, слава богу и местная ревизия и метрики сохранились, так вот, рождение её сына в метриках местной приходской церкви села Яшкино НЕ зарегистрировано. В IX ревизии её нет,то есть она НЕ местная.

Очень интересный коленкор с владельцами этого села - на 1858 год ей владела Елизавета Николаевна Лясотович, жена коллежского ассесора Лясотовича, но по сути, имение только за ней числилось.

Девичья фамилия Елизаветы Николаевны была Арсеньева, была она девушкой совсем молодой на то время - в 1858 году ей было всего 20 лет, и все арсеньевские земли держала крепко в своих руках её бабка, Евдокия Ивановна Арсеньева, жена майора Николая Васильевича Арсеньева (умер в 1847 году), которая пережила его на 20 лет.

А теперь , внимание, Николай Васильевич Арсеньев это ..родной дядя (брат отца матери) великого русского поэта Михаила Юрьевича Лермонтова.

Когда бабушка приказала долго жить, Лизанька Ляссотович, прожившая долгую жизнь и заставшая даже СовДеп тут же заключила мировую с сестрой и продала Григорьевское, Яшкино и все земли крестьянам за 9200 рублей. Прямо в год смерти бабки.

А вот кто управлял Григорьевским во времена "междцарствия", когда Николай Васильевич Арсеньев, герой войны 1812 года уже опочил вечным сном (в 1847 году) а бабка ещё была жива (до 1864 года, но были у неё заботы и в костромских поместьях) и кто там портил девок и сплавлял их втихаря в крошечное сельцо Григорьевское - вот это большая загадка семьи Семёновых.

Проходил там в то время землемер да масон Де-Тейлис, оставивший тайные тетради, что до сих пор лежат в Тульской библиотеки, да тот больше был по колдовству, а не по девкам. Официальных детей у него не было.
Известны в русском дворянстве помещики Телешовы, но в тех Одоевско-Алексинских краях вроде как нет, и перепутать Телешовых и Телюсовых сложно.

Так и живу с этой загадкой))