July 4th, 2019

Хабаровская схема

Вот так сидели мы вечером я, истероидный такой "реформатор"-москвич и тихий и въедливый Михаил Друзин (Mikhail Druzin), петербуржец с челябинскими корнями и двумя типами нашего мозга никак не могли понять, а в чём же коррупционнная схема Хабаровского архива, где уворовали-то?
Так и не догадались.
А потом пошёл ночью поссать и меня осенило. Прям над унитазом - а нет её, этой схемы. В привычном нам понимании, нет её. Т.е. никто себе пристройку к дачке не сделал, в карман не положил.
Всё противнее (и тут место соответствовало озарению): весь хабаровский конфликт построен против чудовищного нежелания и противодействия тех, кто над архивами поставлен, чтобы вы, граждане, что-то там решали, даже за ваши деньги.
Это открыто говорит мой старый знакомец Борис Моисеевич Пудалов, мол, если выиграйте грант - сразу несите нам, архивистам, мы лучше знаем, что с ним делать. А сами тут ни-ни.
Вот и хабаровчане, как тот моллюск, когда в него попадает песчинка в виде чуждых им АНОшников, которые выиграли грант и не хотели отдавать деньги в распоряжение архивистам, обволокли его своей внутрикорпоративной слизью и вышла жемчужина - а проведём-как мы под видом тендера на "Войну" оцифровку Фонда Министерства имуществ.

И вся, вся вот эта бодяга, все наезды на Марию Степко - только с целью вот эту систему сохранить: мы маленькие, не богатые, мол, но мы поставлены на кормление на эти документы и мы тут будем решать, что делать даже на ваши деньги. Старая российская система, ещё с Ивана Васильевича, да даже с отца его, Василия III

И вот уже большой человек для региона - О.В. Завьялова, а это больше для Края, чем Борис Моисеевич для Нижегородчины, так как у Завьяловой ещё и ЗАГСы, что-то там придумывает на коленке, а вы знаете, мы такие патриоты, вот, мы ещё и 400 дел оцифруем про войну, соберём, так сказать, по разным углам архива, ибо никто не забыт, ничто не забыто и каждая жизнь matters.

Беда в том, что в фонде Хабаровского крайвоенкомата примерно 260 дел.
Из них к осени 2018 года 83 оцифровали активисты Марии Степко.
Сотрудники архива в это же время без всякого ЭЛАРа оцифровали остальное (но доказательство этому нет, так что бог с ним).
В Тендер было подано 646 дел, это на 484 дела больше, чем оставшиеся недосканированными дела военкомата (хотя мы знаем, что они тоже были отсканированы, но ок, ок).
Про эти вот 484 дел, покрывая сотрудников, Завьялова спешно придумывает версию про "400 дел по всему архиву".
В реале ЭЛАР сканирует дела Фонда Министерства имуществ- 484 дела.
Это случайно (?) выдаёт Хабаровская полиция во время проверки.

Надо сказать, что вся эта история не заинтересовало ни одно хабаровское СМИ, ибо кормление и бесконтрольное использование ресурсов, за которые ты отвечаешь, гораздо более древняя наша скрепа, чем Великая Отечественная война.
Ты, главное, панфиловцев не трожь, как Мироненко, а что ты там сканируешь под видом павших бойцов, - твоё дело. Тем более, коррупции же нет, никто дачку не достроил, в карман не положил.

Так что тебе ещё надо, хороняка?