July 5th, 2018

Дагестан в ноябре!

Ближайшая большая экспедиция в нашей команде будет с 2 (пятница) по 11 (воскр) ноября. Маршрут - интереснейший - весь Дагестан: древний Дербент,весёлая Махачкала, серебряные Кубачи, место пленения Шамиля, лазаем по самым отдалённым районам Дагестана:Рутульскому, Цумадинскому, Тляратинскому, Цунтинскому, отдельные дни посвящены степному Дагестану с его совершенно лунными пейзажами на фоне моря, ну и конечно дегустируем Кизлярский коньяк и жарим настоящий шашлык из баранины.

Приглашаются родители с детьми от 7 до 13 лет, которые уже участвовали в наших проектах и наших походах, если вы новичок, то это можно сделать в сентябре-октябре в рамках наших походах в Подмосковье.

У вас есть хорошая возможность продлить золотую осень - в Дагестане в начале ноября еще "золотая" по московским меркам погода: +10-15 градусов.

Стоимость -15 000 рублей (перелёт и все затраты включены).
Вакансии закрываются 15 сентября, общее количество людей - 10 человек.


Больше регионов для проекта "Военкомат"

Письма на имя полпредов Президента в ФО оказались отличным лайфаком, во-первых, усиливалась их кумулятивная сила, ибо для глав регионов это письмо не от дяди Виталика, а от Полпреда Президента, во-вторых, очень серьёзно сэкономлено время.
Странно, но совершенно нет никакой реакции по ЦФО. Но не беда, в крайнем случае это можно повторить.
Задача в том, чтобы найти хотя бы 1-2 региона, где эта программа вызовет неформальный интерес.

Об именах

Говорят, в процессе рождения детей мужчины любят два момента больше всего: сам процесс зачатия и выбор имени)
Ну, конечно, это так по-мужски, встать так, поставить ботфорту на карельский камень и гордо сказать: Feci! Мол, сделал. Родил! Как будто у мужика в роддоме акушерка спрашивала противным голосом "Женщина, когда начали половую жизнь? и по десять раз проверяла раскрытие матки латексными перчатками.

Ника могла быть Варей, но Варя было имя моей бывшей и Даша, вообще, человек с ангельским характером тут проявила воля: Никакихбляварь!

Впрочем, оказалось, что имя Варя сейчас невероятно в моде, только за один месяц январь 2017 года -190 человек, так что конфликт разрешился не начавшись.

Имена мне нравятся редкие, но не на грани фриковства. Одни мои знакомые назвали сына Ветер, но они ещё хотели двойную фамилию, а двойная фамилия у ребёнка получалась такая: Филин-Чулинин, в ЗАГСе встали в позу и сказали, что не дадут издеваться над ребёнком, так что или Ветер или Филин-Чулинин, выбрали, в итоге, Ветра.
Кстати, имя вошло во все рейтинги редких московских имён, такой рейтинг есть, например, Ника там на 2015 год - на 47 месте, дальше идёт имя "Сафия" (не путать Софию - она в ширпотребе), 17 человек в январе 2017 года в Москве.

Посмотреть можно здесь: https://data.mos.ru/opendata/2009

Имя должно хорошо сочетаться с фамилией (всё меньше и меньше женщин меняют свою фамилию в браке, и правильно делают, если честно),а также если и образовывать уменьшительное, то не такое, которое бесит.

Например, мне нравится имя Симона. Симона Семёнова, чё, круто. Но как это имя сокращать? Мона? Сразу представляется толстая тормозная девочка. Сима? Это дно: бабка, пропахшая селёдкой с бородавкой на носу, так что с Симоной пока повременим.

Мне нравится имя Флорида, да-да, есть такое русское православное имя, Флорида, но как Флорида сокращённо? Фло?

Также нравится Инесса. Инесса пока вне конкуренции.Инессу почти невозможно испортить, и из исторических персонажей - только Инесса Арманд, тоже ничо барышня была.

С мужскими проще: Фома, Лев, Леон, Марк, только Марков что-то много развелось, лучше Маркел, тоже самое, но уже не Марк.

Эх, сложное всё-таки дело, выбор имени! Подожду, пожалуй, ещё лет пять)

Наша работа в ЦАМО

Центральный архив Министерства обороны (ЦАМО)

Центральный архив Министерства обороны, крупнейший ведомственный архив, который занимает площадь, равную небольшому посёлку в подмосковном Подольске, из-за своего ведомственного подчинения всегда находился в стороне от общественного контроля. Мир военных — это государство в государстве и приказы Министра обороны или начальника Генерального штаба для военных более важны, чем общегражданские законы.
Порядок знакомства с документами ЦАМО определяется приказами и указами, которые Минобороны вообще не обязано оглашать, как обязаны это делать «гражданские» власти например, через публикацию в СМИ.
Например, с 2011 года документы, озаглавленные «Чрезвычайные происшествия», «Протоколы военной прокуратуры», «Политдонесения» не выдаются хранителями фондов ЦАМО на основании приказа № 1995 от 2011 года. Этот приказ «для служебного пользования» (то есть прочитать его полный текст нельзя), ограничивает выдачу рассекреченных дел в читальный зал на основании того, что в этих архивных делах могут быть отрицательные сведения о служащих Красной Армии. Причём, на 2011 год эти документы формально подпадали и под действие ФЗ № 152 «О персональных данных», так как с даты их создания ещё не прошло 75 лет, однако на 2018 год дела, созданные в 1941-1942 гг уже прошли эту временную границу, но они всё равно не выдаются в читальный зал!
То есть приказ есть, он влияет на деятельность сотен посетителей ЦАМО, а при этом он даже не прошёл регистрацию в Министерстве Юстиции, т. е. он обязателен только для военных, но поскольку они контролируют выдачу дел, получается, что подчиняться приходиться всем, хотя это даже не закон!
В начале 2000-х годах статьи журналиста Георгия Рамазашвили из «Совершенно секретно» «навели шороху» в ЦАМО и поменяли многое, однако с тех пор колесо истории откатилось в другую сторону, началась «архивная контрреволюция», тысячи рассекреченных раньше дел оказались заново засекречены.
Изменилось многое и к лучшему: были созданы и каждый год пополняются всё новыми документами базы «Память народа», «Подвиг народа» и «старейшина и предтеча» - «ОБД-Мемориал».
При этом ЦАМО — один из самых недофинансированных архивов России. Местная бедность видна невооружённым взглядом: в гнилой сантехнике, в чемоданах «из помойки», в которых приводят ценные военные документы, в разбитых дорогах.
До 2014 года в архиве была жизнь : строились здания новых хранилищ (всего 20 зданий), правда, уже тогда ходили слухи, что эти здания не подходят для хранения документов, их нагрузка не предусматривают веса стеллажей с коробами и папками. Прочитать об этом было негде: военные не считали нужным отчитываться перед общественностью, а общественность не спрашивала.
После скандала с Сердюковым строительство встало: только одно хранилище было достроено и одно — достраивается. Остальные недостроенные 18 постепенно разрушаются. К тому же в самом ЦАМО продолжались малые и средние конфликты: то уберут из коридора стулья и столы для пользователей, то возникнет другой конфликт с исследователем...
К 2017 году ситуация была именно такой: нищий ЦАМО, руководство которого в качестве всех своих успехов всегда кивало на развитие базы «Память народа», полное отсутствие общественного контроля, и небольшое количество жалоб и предложений других пользователей. С 2017 года наша группа (военный историк И.И.Ивлев, юрист Алексей Матвеев и я) начали формировать письма с вопросами к руководству ЦАМО по всему, что волновало периодически, но стабильно.
К концу 2017 года сложилась система — изменение в ЦАМО (как всегда, без объяснения причин) — запрос с нашей стороны, причём, мы отправляли эти запросы уже не просто в МинОбороны, а серьёзно расширили базу наших респондентов, обращаясь в Госдуму, в Совет Федерации и т.д.
Пикет у метро «Улица 1905 года» 3 декабря 2017 года (в России в это время отмечается так называемый «День неизвестного солдата») стал «подытоживанием» всех вопросов и проблем, которые интересовали пользователей — когда будут достроены хранилища, почему не выдают дела, которые должны выдаваться и т. д. На пикете было всего 13 человек, однако петиция со списков вопросов о состоянии военной архивистики в России собрала 113 подписей.
17 февраля 2018 года начальник Генерального штаба МО РФ подписал указание о запрете всех видов аппаратуры, имеющих любой разъём-порт для ввода информации на любой территории, подчинённой военному ведомству в России. В ЦАМО введение этого указания было отсрочено до 1 апреля, однако с этого дня было запрещено любое использование ноутбуков на территории ЦАМО (а также мобильных телефонов, и даже ...фитнес-часов).
Это полностью остановило любые профессиональные военные исследования, то, что раньше можно было вводить в ноутбук, теперь стало невозможно. Встала работа над десятками книг и справочников.
Нами был организован сбор подписей, письмо было отправлено в Комитет по обороне Госдумы, ответ был следующим: в читальном зале будут организованы «автоматизированные рабочие места».
Лето 2018 года в ЦАМО вообще выдалось оживлённым: в Архив зачастили комиссии из различных ведомств, в фойе архива был проведён косметический ремонт и впервые с 1987 (!) года обновлено оформление, ответы на наши запросы высветили ситуацию: здание хранилища (одно из оставшихся 18) достраивается, на самом деле, как экспериментальное, чтобы убедиться — подходит ли такой вид зданий для хранения документов ЦАМО.
Руководство ЦАМО, хотя никогда в этом не признавалось, относилось к нашим запросам двояко: с одной стороны, любые вопросы, а особенно вопросы со стороны, которую нельзя контролируют, раздражают военных (пусть даже формально большинство сотрудников и руководства ЦАМО уже давно выведены за штат и являются гражданскими). С другой стороны, именно эти жалобы привлекали внимание к вопросам, которые объективно существуют и являются важными для архива, главный из которых — тотальная недофинансированность этого важнейшего для страны архива.