January 28th, 2018

Я не хочу перепихон, я хочу Иерихон...

Артёмка Маневич о том, что можно понять в Иерихоне, древнейшем городе земли, где туристов было ровно 10 человек.

РОЖДЕСТВО: ПАЛЕСТИНА
#самоидентификация
Самое главное в Палестине для меня была не сама Палестина, а граница между ней и Израилем, КПП и Стена (с большой буквы «С»). Любой может абсолютно беспрепятственно без какой-либо проверки пройти на автономную территорию Палестины, но, видимо, не любой может выйти – со стороны Израиля на КПП сидят типичные для Израиля молодые улыбающиеся солдаты (парни и девушки) с автоматами, металлоискателями, просветкой и набором стандартных вопросов.
Стена, огораживающая Палестину, двулика – со стороны Палестины она вся изрисована граффити (и особенно круто в Вифлееме, где отметился сам Бэнкси). Со стороны Израиля она абсолютно пустая, пыльная и суровая. Как граффитисты так круто и мощно работают над Стеной со стороны Палестины, я не знаю, ведь кроме собственно самой Стены и КПП есть ещё и башни с автоматчиками – и неизвестно, как они реагируют на уличных художников. Ну, видимо, не стреляют - иначе Стена была бы пустая и суровая с двух сторон.
Я въезжал в Палестину в компании моих спутников, моих комплексов, страхов и стереотипов об этой территории и населяющих её людей. Моё невежество и общение с израильтянами поселило во мне определённые ожидания от Палестины – которые, к счастью, не подтвердились.
Вифлеем оказался по сути довольно туристическим местом, всё-таки он прямо под стеной, туда легко попасть и там вроде как родился Христос. Находясь в нём казалось, что это такой же Израиль, только за стеной – с такими же ценами и таким же восточным колоритом.
Но когда мы поехали в Иерихон через Рамаллу, мы начали стремительно удаляться от Стены вглубь территории, из окна маршрутки был виден мусор, разруха и иногда довольно грязные люди; мне стало страшно.
Мой взгляд цеплялся за рекламу Coca-Cola и Twix, за вывески типа KFC и знакомые бренды почему-то успокаивали меня. Казалось, разве может случится что-то страшное, пока я буду в KFC? Разве логотип Coca-Cola не является оберегом от злых экстремистских сил?
Моя голова полнилась чушью на подобие этой – я впервые поехал куда-то, куда ехать обычно не советуют, и я не знал чего ждать. Поэтому, когда я видел знакомые вещи типа этих брендов, мне становилось немного спокойнее.
Я не знаю, как ощущали себя мои спутники, но я чувствовал себя пришельцем, чужим. Когда мы приехали в Иерихон, о нашем приезде узнал весь город и все с нами здоровались аж с другого конца улицы, все подходили и что-то спрашивали. В целом палестинцы были очень дружелюбные, но такое внимание всё равно немного настораживало.
Я ещё раз ощутил эту невыносимую пропасть между мной и тем, что меня окружало, почувствовал себя гостем, заехавшим на пару дней и подглядывающим исподтишка за бытом приютивших его хозяев. Чувак с камерой на телефоне, которому просто интересно посмотреть и пофоткать – как тогда, в Сараево. Но в Иерихоне почти не было туристов, поэтому ощущение было немного иные, мне казалось, мы не то чтобы первопроходцы, но одни из редких гостей в этом городе – мы видели один отель и жили в хостеле, но в целом древнейший город на земле сложно назвать какой-то туристической Меккой.
И, по ощущениям, его сложно было назвать древнейшим городе на земле. Как и многое на Святой Земле, история города будоражила воображение на словах, но по факту он был маленьким, скучным и пыльным. Такое же ощущение было от места, где Христа «крестили» на реке Иордан; такое же впечатление было от Храма Гроба Господня.
Сегодняшний конфликт Израиля и Палестины, солдаты с автоматами, разруха под стеной и ненависть людей друг к другу – эта эмоциональная, сложная и неоднозначная буря как бы немного затмевает все остальные бури, которые происходили здесь в общем почти всегда. Эта земля наполнена кровью, здесь похоронено множество великих и не очень людей, и куда не плюнь тут обязательно происходило что-то великое, поэтому наверное неудивительно, что сложно сфокусироваться на делах прошлого, когда настоящее вершиться прямо на твоих глазах.
В моей голове крутилась всякая чушь – и строчки рэпера Хаски -
«Я не хочу перепихон, я хочу Иерихон,
На пуле-дуре верхом голодным еретиком» -
и дурацкие мысли о том, что вроде когда-то евреи разрушили стены этого города звуками своих труб, чтобы через две тысячи лет их потомки огородили вообще всю Палестину другими стенами.
Палестинцы в целом были довольно дружелюбные по отношению к нам, хотя, конечно, не без этого вечного восточного желания немного облапошить и что-нибудь подсунуть глупым туристам. Мне было немного стыдно, что я боялся их до того, как мы пересекли КПП. Это были такие же люди как и везде, ничего необычного. Я отчитал своего внутреннего шовиниста, но, не смотря на это, всё равно почувствовал себя гораздо спокойнее, когда мы всё-таки вернулись в Израиль.
Наверное, это спокойствие было мнимым – куда больше вероятности попасть в какой-нибудь теракт или переделку на территории Иерусалима, чем в Палестине. Но, как я уже сказал, мой мозг в этом смысле довольно примитивен – мы зашли в ТЦ, где было много кафешек, много знакомых мне брендов, автоматов со всякой едой и платные туалеты. Ничто не успокаивает тебя так, как возможность помочиться за два шекеля. Ничто не успокаивает так, как возможность переплатить за средненький капучино на вынос.
Я вернулся в свою зону комфорта, и я был этому рад. Но также я осознал, почему было так важно из неё выбраться – именно через этот страх и неудобство я в какой-то момент осознал себя живым и свободным. Наверное, это естественно стремиться в комфорт, но иногда мне так легко забыть, что кроме него существует другой интересный и неизвестный мне мир. Не было ни одного такого действенного и простого способа заткнуть моего внутреннего шовиниста и невежу как просто взять и отправиться в Палестину. Поездка туда заставила меня немного переосмыслить свою жизнь – собственно, я пока ещё её переосмысляю. Она подогрела какой-то процесс, который уже происходил во мне, какой-то интерес к вещам, которых я боюсь и которых я не знаю. Наверное, я пока до конца не осознал, что со мной произошло… Но по-крайней мере я начал потихоньку в этом разбираться.
-
на фото - немного граффити на Стене со стороны Палестины и какие-то кадры из Иерихиона
-
больше #самоидентификации на моём канале в телеграме t.me/samoidentifikacia



Мобильная школа счастья.

Я часто куда выхожу с детьми, делаю это не просто так, а с идеологическим подтекстом, который сформировался из двух основных частей : а) из ситуации, в которой я живу и б) моей предыстории, в том числе предыстории педагогической и в) опыта моих подготовок различных выездов и общений с детьми.

Основной тревожный момент для всех родителей связан со школой. Нам всем  хотелось бы, чтобы дети занимались в светлых, дружелюбных школах с  пролвинутыми педагогами, в классах по 13 человек, но в реальности это всё не так.

Не так по разным причинам, потому, что в такую школу сложно попасть, потому что они дороги, они далеко от дома, вывоз ребёнка в школу, до которой ехать полтора часа в возрасте, когда он не может передвигаться один "переворачивает" весь день. Мы часто не можем себе этого позволить.

С другой стороны, имея опыт преподавания в закрытой элитарной школе, я хочу сказать, что по многим моментам они переоценены. Мой сын - нормальный ребёнок, который учится средне, он учится в обычной районской школе в классе на 25 человек со средней учительницей, в чём-то она абсолютно бессмысленна, в чём-то, в общем, она не хуже остальных. Класс нормальный, в большей своей части русский с родителями, в основном, среднего класса и в нормальном новомосковском районе.

На этом этапе школа даёт минимум, и, в общем, видно, что этого хватает. Оценки в 3-м классе не сильно важны, так как они особо ничего не определяют.

В общении с детьми я стараюсь возмещать то, чего, на мой взгляд, не хватает:

1) разновозрастность - я принципиально делаю поездки с людьми разных возрастов и не воспринимаю возрастных стереотипов. Дети должны научиться общаться в людьми разных возрастов.

2) Связь с родителями - это то, чего нет в школах, причем, ни в каких, в элитных тоже этого нет. Мои поездки - это принципиально родительско-детское событие. Я почти никогда не беру детей одних: в городские походы беру, а за город - нет, потому что опыт показывает, что если родители не "зацепляются", то не зацепляется и ребёнок.

3) Постоянность состава - постепенно я пришёл к мнению, что надо иметь "костяк" компании примерно в 10 человек, куда иногда "заходят и отходят" ещё 4-5 человека. Такая "постоянная группа", пусть она постоянна даже на 2-3 года, даёт возможность создать "облако" общих воспоминаний, событий, на которое можно ссылаться, откуда можно приводить примеры уже пережитых событий. Надо сказать, что такая группа у меня возникла только в 2017 году, до этого я не понимал ценности этого и редко запоминал имена детей, которые приходили на экскурсии.

4) Важность образования для всех. Выходы с детьми дали мне главное - мне наконец-то удалось "зависнуть" и разобраться с некоторыми темами, на которые раньше у меня не было времени и надобности разбираться. Принципиально нет программы только для детей, она есть на всех, просто в разных формах подачи и разной сложности. Поездка должна открывать новое и родителям и детям.

5) Физические усилия - дети должны двигаться. В данном случае, ходить, вот почему это мобильная школа счастья. Они сидят достаточно и в школе.
6) Должно быть усилие - я принципиально против развлекательного момента, когда дети только развлекаются. Везде должно быть приложение усилий - если дети хотят праздника, то они должны принимать участие в подготовке и замысле праздника, если они хотят есть, они принимают участие в уборке посуды, если у них есть вещи, принимают участие в их сборе. Каждый момент путешествия, события, должно быть усилие, физическое, умственное. Не должно быть просто  отстранённого наблюдения.
7) Главная задача всех поездок - увязывание. мы живём в очень атомизированном мире, информация тоже предметна и атомизирована, простраивание связей, связывание в систему - это самая важная часть работы. Вот почему важно не одно событие, а череда экскурсий и поездок, к опыту которых и к памяти о которых мы обращаемся в новых поездках.

Необходимо надстраивать и связывать  информацию, которая даётся в школе за стенами школы. Учить тому, что образование не живёт только в одном месте - в стенах школы, оно кругом, в разных областях жизни, оно неотрывно от жизни. Это подготавливает ребёнка к современному подходу в образовании - что со временем приёдтся выстраивать собственную образовательную стратегию, что совсем не обязательно протирать штаны в школе, а иногда эффективнее закончить несколько лет экстерном. Что не все предметы одинаково важны и не все предметы представлены в школе, что информация - это процесс бесконечного выбора. Это учит работе с информацией, её критическому осмыслению, а не заучиванию устаревших ЗУМ-ов (знаний, умений, навыков)