July 12th, 2017

И снова - "Вологодский фронт"

Я никогда не забываю старые темы. И всегда всё доделываю до конца или до логического завершения. Даже спустя годы.

Здравствуйте,
Меня зовут Семёнов Виталий Викторович, в 2011 году я занимался выяснением судьбы солдат, которые после войны - в 1944-1947 гг находились в Горицком и Андогском интернатах - эти интернаты стали своеобразной легендой, это про них рассказывали, что там прятались солдаты и сержанты, которые не хотели возвращаться домой, потому что были сильно изранены.
Конечно, эти интернаты не были настолько известны, как Валаамский (его списки я восстановил также), но, тем не менее - про них, например, письма писатель С. Кочергин в серии рассказов "Ангелова кукла".
Тогда, хотя и с трудом, списки удалось восстановить, было несколько репортажей об этом на местном ТВ, мало того, как потом оказалось, местные школьники восстановили ещё имена, те, которые мне были неизвестны.
В общем, имелся достаточно большой список фамилии - более 100. Решался вопрос о помещении их в Книгу памяти Вологодской области, даже, в связи с тем, что фамилий много, собирались делать по поводу этого отдельную главу. Но у вас в регионе сменился губернатор и всё встало.
Не планируется ли выход нового тома книги памяти в ближайшее время? Необходимо рассмотреть вопрос о внесении этого списка - горицких и андогских героев в этот том.
С уважением, Семёнов Виталий
--

Балканы. Как это было? Сараево.

Главной точкой притяжения нашего маршрута была Босния, а, конкретно, Сараево. Про Сараево я уже писал вот тут:
http://ouranopolis.livejournal.com/806466.html
кроме того, есть отличная статья в русском репортёре вот тут: http://www.rusrep.ru/article/2013/08/28/bosnia/

Было сложно создать "фон Сараево", объяснить что к чему, учитывая, что я сам только начал в этом разбираться совсем недавно, а также учитывая, что если про Чечню мои со-экспедиторы что-то слышали (хотя бы потому, что в киношколе я только о Чечне и говорил, а Мацураева знали если не все, то многие), то о Югославии не  знал никто.

Основная мысль - она лежала на поверхности - это выстрела Гаврилы Принципа в Сараево и дьявольский механизм войн, который начался с тех пор и никак не закончится. Впрочем, конечно, человеческая память - вещь сценарная, однако выстрел Принципа, всё-таки, слишком яркое, слишком театральное, слишком никчёмное начало, - с террористами-неудачниками с просроченным ядом, с пражками в речку Милячку, которую и сейчас можно перейти по колено в воде и только с одним террористом с крепким характером, которому, к тому, дьявольски повезло (если это можно назвать везением).
IMG-20170704-WA0009.jpg
(только сейчас понял, что у меня нет ни одной фотографии с латинского моста). Кстати, в югославское время на месте убийства Франца-Фердинанда была доска на кириллице с хвалебными одами Принципу - и в Югославии и в Сербии он считается героем, а сейчас нейтральная доска на латинице и на английском.

Дальше мы встречались с моим знакомым Миланом, одним из немногих сербов, который работает в аппарата правительства сегодняшней БиГ, причём, работает он там с 1997 года. Я думаю, Милан очень удивился, когда увидел вместо одного меня 6 человек, и я сначала думал, что беседа не пойдет, потому что он говорил только по-сербски, а я по-сербски понимаю, но почти не говорю, но было ещё минимум два человека, которым было интересна беседа и постепенно мы разговорились.
С моим знакомым Миланом - советником министра.

Нас всех поразило, что на въезде на знаменитую Аллею снайперов в торговом центре отметины от пуль используются как ... деталь оформления


Такая себе коммерциализация смерти - "пирожки, горячие, как холокост".

К этому моему визиту в Сараево я прочитал несколько воспоминаний российских добровольцев, которые воевали на стороне сербов, меня поразила их немногочисленность конкретно в Боснии (в одной книге почти полностью упоминались все лица и из другой книги, т.е. все друг друга знали), но, главное, их достаточно критическое отношение к сербам. Я бы с удовольствием прочитал воспоминания человека, который бы не поддерживал огульно ту или иную сторону, потому что сейчас картинка разделена на два цвета: сербы молчат, а в самом Сараево всё завалено воспоминаниями о войне, однако не стоит сомневаться, кто там выставлен в чёрном цвете. В ситуации с Боснией это были бошняки, которым надо было "раскачать лодку", это они искали независимости, в то время как сербы были за статус-кво или присоединение к Сербии, впрочем, конечно, то, что Сребреница - это сербы, с этим не спорит никто.

Если знаете такую книгу, подскажите.

Тем не менее, Сараево - прекрасный город, те, кто попадают в него раз, не забывают никогда, и я повёл своих друзей в чайную на холме, откуда виден рынок Чаршия, где наливают хороший,хотя и дорогой чай, где кругом прекрасные маленькие лавочки ремесленников и где мне почти год назад пришла идея, что отличное это место - Сараево и что надо сюда привезти своих друзей.

Вот мы в той самой чайной все вместе. Молодые и счастливые)
Дальше в гору, в сторону мемориального кладбища Косачи и смотровой площадке на старом форте - а оттуда уже виделась следующая жизнь, загадочная, как дорога, где не всё, но, может быть, хоть что-то, зависит от нас.

Мемориальное кладбище Косачи

Вид на город со старого форта.

Поиск ещё одного отца "ребёнка освобождения"

Христа Вайс из Австрии разыскивает своего отца, судя по всему, отец уже найден, но окончательную точку в деле может  поставить только ДНК-анализ детей ГРИГОРИЯ ПЕТРОВИЧА СЕЛЕЗНЁВА 1913 г.р

Селезнёв Григорий Петрович родился 25 февраля 1913 года в пос. Рутченково Кировского района Сталинской области (сейчас часть города Донецка (Украина).
Закончил электро-механический техникум в Сталино (Донецке) в 1937 году
На войну призван Кировским РВК Сталинской области
В 1941 поступает в Военно-Политическое училище в Харькове, проходил службу в 167 СД, после ранения - в 979 сп 253 сд, после второго ранения замполит в 29-м танковом полку 27 армии, затем в 32 танковом полку (1943 год)
в 1944 году продолжает  образование в Первом танковом училище в Ульяновске.

С июня 1945 года - в 152 отдельном тяжёлом танковом полку, который находился в Австрии, там он и встретил  мать Христы Вайс. На конец войны он - капитан, в 1946-1948 получил майора.


На фронтах ВОВ - с января 1942 года, имел лёгкие и тяжёлые ранения. Был награждён на момент ВОВ Орденом ВОВ 2-й степени, медалью "За победу над Германией"


Был женат - жена Селезнёва Анастасия Семёновна 1918 г.р, сын Станислав 1944 гр, проживали Донецк шахта № 29, ул Краснознамённая 2-2

Точно был жив в 1948 году.

Помогите найти!