June 24th, 2017

Дневник Тани Савичевой как продолжение писем украинских детей Сталину

Чем отличается дневник Тани Савичевой от писем украинских детей Сталину?
Ответ: ничем. Про дневник Тани Савичевой знают все, но ровно за 10 лет с Украины шли письма украинских детей Сталину, большинство из которых умерло от голода. Такие же письма шли из Кубани, из Курской области и из Казахстана. Количество людей, умерших в Голодомор и в результате запланированных голодов в СССР ровно количеству людей, погибших в ленинградскую блокаду. Но о них в учебниках истории вы не прочитаете.
Батьку Сталін, подивися,
Як ми в СОЗі розжилися:
Хата раком, клуня боком,
Троє коней з одним оком.
А на хаті серп і молот,
А у хаті смерть і голод.
Ні корови, ні свині,
Тільки Сталін на стіні.
Тато в СОЗі й мама в СОЗі,
Діти плачуть по дорозі.
Нема хліба, нема сала,
Бо місцева власть забрала.
Не шукайте домовину,
Батько зiiв свою дитину.
З бучьом ходить бригадир,
Виганяє на Сибір(

Получать сведения из УПК можно и по письму... но с оговорками

В этом очень мутном ответе от начальника архивной службы Падерина есть важный момент:МОЖНО получать УПК на других офицеров и лиц,особенно погибших,если документы старше 75 лет.Кстати,именно по этой схеме мы сейчас попытаемся проверить одного офицера РККА совместно с Музеем истории Украины во 2-й мировой войне.

Прочитано за 2 недели

Прочитано за последние две недели. За это время было много поездов, самолётов, и, само собой, пришлось много читать, причем, книги, которые были куплены ещё в....2004 году с намерением прочитать. И вот это время пришло, уж не знаю, смеяться или плакать
Balkan-Express я читал не на английском, а на французском, я саму книгу мы купили с Дашей на развале в Лиссабоне за 4 евро)


"Генеалогия шоколадки"VS "Генеалогии проект-конфликта"

Оригинал взят у ouranopolis в "Генеалогия шоколадки"VS "Генеалогии проект-конфликта"

Генеалогия шоколадки" VS "Генеалогии проект-конфликта"

На расширяющемся генеалогическом поле можно ясно видеть наметившийся водораздел между фирмами и генеалогами, которые проповедуют метод "генеалогии шоколадки" и тех, кто проповедуют метод "проект-конфликта".

В условиях недофинансированных архивов, все большего количества фондов, которые становятся недоступными для исследования, "генеалоги шоколадки", как правило, фирмы, которые являются показательно солидными, (яркий пример в России - МГЦ) делают вид, что для них такой проблемы не существует.
Как правило, проблема решается кооптированием в работу самих архивистов, а также "особым подходом", когда архивисты могут посмотреть закрытые документы за "небольшую денежку".
Учитывая недофинансированность архивной сферы, этот метод оказывается действенным, однако он, надо сказать, имеет серьёзные ограничения, а именно, по сути, он является, по сути, коррупционным, а также, не может решить проблему большого масштаба, каким являются, например, проблема задустованных фондов в Виннице, проблема Саратовского архивах, галлопирующей секретности в ЦАМО и т.д.

Вот почему генеалоги новой волны это те, кто активно осваивают метод "проект-конфликта", т.е. конфликта конструтивного. Их задача - показать и доказать, что очень часто проблемы, которые возникают в архивной сфере не возможно решить, если находиться в старой матрице решений, предлагают иной, подчас революционный подход.

Таковой стала проблема задустованных фондов, которую помогал решить Сергій Фазульянов (Sergii V. Fazulyanov), проблема фондов военкоматов времён ВОВ, которые выпали из научного оборота, над чем работал я, Виталий Викторович Семёнов (Vitaly Semionoff), проблема новых методов реставрации и копирования, который воплотил в себе ГА Саратовской, Архангельской областей, проблема свободного и бесплатного копирования, на которую обращают внимание Кирилл Белоусов в России и Виктор Долецкий (Viktor Doletskiy) в Украине. Эти генеалоги ярко показали, что генеалог сегодня - это человек, за которым стоит не просто генеалогия как бизнес, а проект, который имеет гораздо большую рамку - национальную.

При том, что "генеалоги шоколадки" часто оказываются более коммерчески успешными, для меня лично совершенно ясно, будущее за теми, кто умеет вести конструктивный, т.е. проектный конфликт. Использовать конфликт не как цель, а как средство. Т.е. за теми, кто проростает из генеалогии в историю, а не наоборо