May 25th, 2017

Из Волгограда

Архив хороший, а город совершенно страшный, раздолбанный, запущенный, неосмысленный. А, ведь, в нём много интересного!

У дома Павлова. Интересно, после войны даже дом Павлова восстановили (в нём живут), а сейчас сносят вполне себе приличные, крепкие дома!

Мельница Гергардта - производит сильное впечатление!

Вид с Мамаева кургана, виден стадион, который строится к ЧМ-2018
Collapse )

О социальном портрете акцентов

Я нормально отношусь к украинскому языку, но южный диалект русского языка - это диалект социальный, и, думаю, кроме меня было много зрителей, которые переключили новую "Орёл и решку" из-за откровенно киевского акцента ведущих.
Вот это вот "я глажу кэнгуряяшкуу" меня просто переворачивает. На московском это будет "кинГуряжку", кстати, еще при Янеке был скандал, когда наши не взяли русскоязычный (!) мульт, который озвучивали киевские актёры, попросив его переозвучить нормальным русским произношением).
Странный момент состоит в том, что украинцы уверены, что они тут же слышат, когда по украински говорит неукраинец, но почему-то забывают, что точно так же слышно, когда по-русски говорит яркий обладатель регионального акцента)

О "малых" переселениях крестьян во времена Столыпинской реформы

Кстати, о стереотипах и социальных кодах, нигде они не выступают так ярко, как в брачном поведении:

События революции 1905-1907 гг привели к крупным изменениям в земельных отношений огромной Российской Империи. Наиболее известным моментов столыпинской реформы стало переселение крестьян из перенаселённых малоземельных губерний в Сибирь и районы. Приграничные Казахстану. Однако, земельные отношения либерализовались и в более широком плане: крестьяне получили возможность выкупать свою землю из общины, объединять участки, которые были часто раскиданы на удалении друг от друга.
Помещики, крупные землевладельцы малонаселённых районов воспользовались реформой и стали предлагать крестьянам выкупать землю на поселения. Не смотря на то, что крестьяне не получали государственной ссуды на переселение из Екатеринославской губернии в северные районы Области Войска Донского, как в нашем случае, такое переселение имело свои большие плюсы : крестьяне отправлялись не в далёкую Сибирь, а в районе, которые были гораздо ближе к их исторической родины. Например, от сегодняшней Великомихайловки, которая находится на стыке Днепропетровской, Донецкой и Запорожской областей до хутора Отрубы не больше 600 километров.
Такая «малая миграция» была массовым явлением, сначала перебирался кто-то из села, а потом по его стопам шли следующие, образовывалась группа земляков. Изучение метрических книг по двумя церквям слободы Михайловки Усть-Медведицкого округа Области Войска Донского показывает, что в 1912-1914 гг на хуторе Отруба уже сложились группы выходцев из Александровской волости.
Например, изучение ГАВО Ф.54 оп 2 д. 35 показывает: почти половина всех прихожан церкви – иногородние, есть и прямые земляки Гавриленко, например, жители Екатеринославской губернии, Александровского уезда Михайловской волости Чебаненко, Матненко, той же волости деревни Воскресенка Вовк, (Вовченко), Чебаненко, Матненко. Такую же картину мы видим и по метрической книги села Секачи (за 1912 г). Украинцы, переехав на новые места, почти всегда заключали брак только с украинцами. Интересно, что такого не наблюдалось у столыпинских переселенцев в Сибирь, видимо, срабатывал психологический эффект – переселенцы в Сибирь психологически «отрубали» себя от родины, а переселенцы в 500-600 км имели возможность, в случае чего, вернуться, а, значит, держали в голове, чтобы брак был «нормален» с точки зрения их земляков.
Следующие годы войны и лишений привели к тому, что многие семьи до 1930-х годов совершали «маятниковые» движения, будучи не в состоянии выбрать, где же всё-таки стоит жить и где лучше.