November 9th, 2016

О безработице в священнической среде

В Российской Империи церквей было много, но священников - ещё больше. Безработица в священнической среде была большой проблемой. Ещё в XVII веке рядом со Спасской башней была биржа безработных попов, которые за сходную цену читали требы, отпевали на домах и выполняли другие требы, ведь, в это время у многих московских богачей были домашние часовни (обязательно), а иногда и церкви
(редко).
Ничего не делая, священники играли в азартные игры, а иногда и дрались, чем напоминали современных московских таксистов, в результате чего, "биржу" скоро убрали, дабы не смущали народ.
Тем не менее, проблема была всегда. Священнические семьи были многодетны, образование и условия жизни были выше, чем у окружающего народа, значит, и выживало детей больше и, к тому же, священнические дети, как правило, были грамотные. Вот отсюда и причина того, что русская интеллигенция выходит из разночинцев, а разночинцы в основе своей - дети попов. Сыном священника была, например, Николай Григорьевич Чернышевский.
Освободившегося прихода ждали всю жизнь, да и приходы были разные, и хотя попы получали от местного населения "ругу", т.е. аналог церковной десятины, её размеры были не прописаны официально.

Вот почему священники чётко следили за тем, чтобы крестьяне ходили в их и только их приход. Если соседний священник был замечен в "переманивании" паствы, тут же писалась жалоба в Консисторию. Вот чем объясняется такая вот записка, мол, извините, уважаемый коллега, река разлилась, пришлось молодёжь обвенчать))

Что-почём?

Ну и наша популярная рубрика "Что-почём".
Вот такое исследование стоит 140 000 рублей. Крестьянская генеалогия, гос. крестьяне - потомки черкасс, скорее всего. Ливенский уезд Орловской губернии. То, что было стало можно увидеть на ген. древе в начале и конце.
Заказано 2 линии на 100 лет, причем по одной из линии неизвестно было место исхода, сделана одна линия на 50 лет и 2 на 100 лет (как возмещение).
По ходу исследования сделаны и ошибки, но были скорректированы по ходу .
По времени заняло около года
https://drive.google.com/file/d/0B1vA7_q8hO3aekkzYkRuc2VfTVE/view

Опять к вопросу о браке между свободными и крепостными

Оригинал взят у statehistory в Опять к вопросу о браке между свободными и крепостными
Вот тут я уже поднимал вопрос о том, каково будет правовое состояние свободного человека, если он/она обвенчается с крепостой(ым).
Вроде как пришли к выводу, что после 1815 года свободные женщины, выйдя замуж за крепостного, личной свободы не теряли, а свободные мужчины, женившись на крепостной, личную свободу стали сохранять ещё раньше.
Однако, прочтение мемуаров И.М. Кабештова показало, что всё не так просто. И вроде бы как даже в 1847 году если свободный человек женился на крепостной, он сам становился крепостным.

Для начала, приведу отрывок из мемуаров И.М. Кабештова "Моя жизнь и воспоминания, бывшего до шести лет дворянином, потом двадцать лет крепостным" (Воспоминания русских крестьян XVIII - первой половины XIX века", М.: Новое литературное обозрение, 2006), рассказывающий про его происхождение.

Мать моя была из крестьянской крепостной среды, из состоятельного семейства, из коего было немало приказчиков и бурмистров. Она молодой и красивой девушкой вышла замуж за берейтора большого конного завода учрежденного в 22—23 году прошлого столетия князем Сергеем Григорьевичем Волконским (декабристом) в имении сестры его Софии Григорьевнь: урожденной Волконской и вышедшей замуж за князя Петра Михайловича Волконского, известного любимца трех императоров, умершего фельдмаршалом. Отец первого мужа моей матери, Кобштейн, был один из сподвижников Бирона. Будучи вместе с ним сослан в Ярославскую губернию, где женился на крепостной девушке Волконских, чрез что, по тогдашним законам, потерял свободное звание и сделался крепостным. Сын его Яков был ученым берейтором и поступил в Саратовскую губернию и Сердобский уезд в вышесказанный конный завод. Будучи вдов, женился на моей матери; он чрез три года умер, изуродованный лошадьми, оставив матери сына и дочь, которые были помещены в учение. От первого брака дочь мужа моей матери, была взята в Петербург, где сделалась любимицею княгини Волконской, статс-дамы императрицы. Она в судьбе моей играла некоторую, впрочем, незначительную роль, но все-таки я буду упоминать о ней в моих воспоминаниях.
В имение, где жила моя мать, Саратовской губернии, Сердобского уезда, село Софийское, Репеевка тож, в то время молодая и красивая вдова, приехал управляющий, уже немолодой, вдовый, титулярный советник. По словам матери, да и по тем обстоятельствам, каких я коснусь ниже, мать была тайно повенчана старым местным священником, приятелем отца; но, кажется, этот брак в метрику не был записан.

Collapse )