November 5th, 2016

Про личные отношения на войне

Немного про личные отношения на войне.
От Гортова Максима Ивановича Мытищинскому райвоенкому
Дорогой начальник! Письмо с фронта.
..почему мои дети не получают за меня стипендии? Я имею 5 человек детишек, которые находятся при моей жене в колхозе "Лесные поляны"
Нахожусь на фронте, защищаю свою родину, а нельзя допустить того, чтобы мои дети погибли. Товарищ начальник, думаю, мне вас убеждать не стоит, вы знаете как пробыть три с лишним года на фронте, а самое главное, когда получаешь письмо, что очень трудно и тяжело переживают дети.
Ответ военкома Гортову Максиму Ивановичу
На Ваше письмо от 9 января 1945 года сообщаю, что вашей семье до декабря 1944 года выплачивалось пособие, а в связи с тем,что вашему сыну в декабре 1944 года наступило 16 лет и он поступил работать, выплата госпособия была прекращена.
По указу (...) семьям, имеющим в своём составе двух трудоспособных, трёх нетрудоспособных детей - не назначается. Детям до 18 лет выплата госпособия назначается, только если они учатся в школах.
Гортов Максим Иванович 1910 гр получил за время войны орден Красной звезды и медаль "За боевые заслуги". С войны он вернулся.


Ответ врио военкома Москвы


Вот такой ответ военкома Москвы, точнее, ВРИО и того самого, который как раз, разрешал нам работу по 8 ДНО и по Тверскому ОВК Москвы.
Вообще, уже интересно, что это врио, а не военный комиссар, а что с военкомом. В Москве это "огненная" должность, на ней подолгу не задерживаются.
Интересно также и то, что врио военкома направляет ответ не только на меня, но и на комитет общественных связей Москвы (который "навострополил", опять же, я).
Но самое интересное то, что в приказе 200 говорится совсем другое
, А говорится там конкретно, вот что: Московский и Санкт-Петербургский городские военные комиссариаты свои документы, имеющие научную, историческую и практическую ценность и не содержащие сведений, составляющих государственную тайну, а также информации ограниченного распространения, на дальнейшее хранение передают в республиканские, краевые и областные государственные архивы.
Районные и городские военные комиссариаты (кроме Московского и Санкт-Петербургского) все документы, за исключением личных дел и пенсионных дел, хранят до истечения сроков хранения, после чего уничтожают их в установленном порядке.
И вот что я думаю, бог с ним пока с московским врио, хотя бы потому, что ВРИО в административной этике, никогда не может принять какого-либо существенного решения.
А не наехать ли мне на моего старого врага - военкома Северной столицы, она же Северная Пальмира? Потому что по этому приказу военком СПБ и Москвы уже давно должны были передать свои материалы в городские архиве!

Ответ военкома Московской области

Ответ военкома МО
Тут такой ответ, с одной стороны пожёстче - нет никаких ссылок на законы и приказы, однако тут я вижу просчёт Администрации МО, которые мне звонили аж в Сплит и обещали помочь, но, как я понимаю, никакого сообщения военкому МО не направили. С другой стороны, мои полномочия "фотографировать и дальше" подтверждены.
Так я всю Московскую область сделаю... хотя нужен, конечно, какой-то качественный прорыв. А тем временем волонтёры из Химок, которые продвинули проект по оцифровке фотографий и у себя в регионе, получили приз губернатора "Наше Подмосковье" за свой проект. 50 000 рублей минус 13%

Повреждённая похоронка

UPD Найден, Сабирзянов Сахим

Кто следит за моими квестами, помнит про квест "Трупы с бляхой во рту", на патриотических и поисковых форумах они вызвали большое обсуждение, но, всё-таки, установить кто точно был найден в Австрии пока не удалось.
Вот ещё один квест - разорванная и смятая похоронка, которую я нашёл оторванной среди массы военкоматовских книг. Так часто происходило с похоронками, которые были подшиты последними.
Я выровнял и попытался подклеить её, естественно, её я тоже отправлю в ЭЛАР.
Давайте попытаемся понять, кто это - это 1191 сп, призван из дер. Нурлаты Татарской АССР, фамилия начинается на Саби*** и имя (или отчество) заканчивается на ***бахит. Он погиб до апреля 1942 г, его родственники жили в Мытищинском районе, а похоронен он был в Смоленской области.

..буду плотить элименты...

А было и так...

Жена в шоке пишет военкому - получила письмо, что муж погиб смертью храбрых, а ПОСЛЕ этого получила письмо от самого мужа.
Военком пишет в часть НКВД в г. Раквере ЭССР

Вот ответ мужа
12 февраля 1945 года

Привет из Раквере!

Нюра, с приветом к тебе Коля.
Нюра, сообщаю, что я жив и здоров, того и тебе желаю в твоей гражданской жизни.
Нюра, хлопоты твои всё равно напрасные и советую тебе продолжать крутить как крутила, только Люську не обижай.
Отслужим в армии, тогда посмотрим, а если сейчас шансы есть на то, чтобы выйти замуж, то выходи, а Люське буду плотить элименты.

Конечно, служба в те времена была долгой, времена мрачные, но, надо сказать, что солдат был всё-таки склонен "ломать комедь", ибо выйти замуж "Нюра" всё равно не могла без развода. Это, кстати, было проблемой тысяч советских женщин - от солдата нет письма 3 года, надо устраивать жизнь, а развести нельзя, ибо солдат официально не погиб.

В том числе и по этому получали справки о том, что человек пропал без вести, - с ними разводили. В данном же случае солдат был жив и служил не на фронте, так что "смотреть" точно надо было после его службы.

Надо сказать, что НКВДшное начальство крепко тогда взгрело и "Колю" и его дружков.