April 7th, 2016

Ошибка направления

Одна из стратегических ошибок, которые мы делаем в жизни, это ошибка направлений.
Нельзя ехать по дороге в Урюпинск и удивляться, почему ты не приехал в Пекин.
Хотя, казалось бы, Урюпинск и Пекин в одной стороне.

Есть клиенты и отличная, интересная работа. Клиенты дают налик. Налик это очень хорошо: это новые кран, это новое кресло, это новый аппарат "Гейзер-престиж", это тёплый поток, который стремится по системе Сбербанка к родственникам.

В Москве налик - это жизнь. Это в Питере можно быть бедным и это будет красиво. В Москве если ты бедный, от тебя воняет.
Но клиенты никогда не дадут тебе признания и славы. Впереди только налик. И старость.

А ты хочешь читать лекции молодым студенткам в Сорбонее после 40, самолюбиво улыбаться.
Ты должен вести научную работу.
И ты борешься за архивы. И за военкоматы. Потому что тебя это реально беспокоит.

Однако проблема в том, что сами по себе архивы и военкоматы никому не нужны и мало кого интересуют. Это сложно, это скучно, это непонятно.

И ты устраиваешь шоу, ты устраиваешь прецедент. Ты заставляешь посмотреть на это так, как никто никогда не смотрел.

У тебя выдалась минутка и ты спускаешься в книжный магазин, ты завистливо смотришь на ряды книг: Улицкая, Пелевин, Рубанов, Сенчин, Суворов. Они никого не учат жить, но ты мечтаешь быть в их ряду. И у тебя есть только одно направление, чтобы достигнуть этого : писать. И ты железным мясницким ножом разрезаешь время в бесконечных дедлайнах, чтобы писАть, писать, писать и еще раз писать.

Ты не хочешь, чтобы тебя читали только в России. Ты хочешь, чтобы то, что ты делаешь, интересовало весь мир. Весь. Мир. И ты, чертыхаясь, пишешь по-польски и по-французски. В сумке у тебя помятый самоучитель итальянского в очень кратком изложении, а увидев в сообществе "Солдата Швейка" на двух языках - русском и чешском, ты скачиваешь его, не задумываясь.

Чёрт побери, чешский? Это же элементарно.
Люди часто выбирают какое-то одно направление и ноют, ну когда-когда оно вынесет меня к мечте?
Никогда.
У твоего начальника давно есть другая кандидатура на пост менеджера, в этой работе вообще нет перспектив. Поступаю в Люберецкий "Колледж сервиса и туризма" мы обманываем себя тем, что это временно и мы действительно будем управлять "Ритцем".
Не будем.
Мир вообще построено так, чтобы сбивать тебя постоянно с нужных направлений.
И, как говорила основательница киношколы Алла Ивановна "Если в твоем сегодняшнем дне не было маленького шага на встречу к тому, что ты реально хочешь, твоей мечты не будет".

Стоит быть агрессивным.

Сотни бойцов из Выхино, Жулебино, Лыткарино "вернутся домой"

Оцифровка архива Люберецкого военкомата "вернёт домой" бойцов из Выхино, Вешняков, Косино и Котельников.
6 апреля началась оцифровка похоронок Люберецкого военкомата Московской области. Куратор проекта историк Семёнов Виталий сообщил, что Люберецкий военкомат станет 4-м оцифрованным в Подмосковье после Подольска, Химок и Сергиев-Посада.
Папки с похоронками сохранились полностью и скоро будет доступны в базе МинОбороны ОБД-Мемориал, а книги и списки призванных - бесплатно в Интернете.
"Во время войны не существовало Люберецкого военкомата, военкомат был Ухтомский. В Ухтомский район МО входили современным московские районы Выхино, Жулебино, пос. Новые Кузьминки, деревня Вязовка (современный район м. "Рязанский проспект" и пристанционный посёлок Вешняки к югу от железной дороги. Я не говорю уже о Косино, Кожухово и подмосковных Котельниках и Лыткарино, Малаховке, Дзержинском, Томилино.
Я готов отдать мизинец на отрезание, если после этой работы несколько сотен бойцов, которые числились пропавшими без вести, не "вернутся домой".
Я постоянно вижу в похоронках места, которые я знаю с детства.
Сам Семёнов родился в московских Вешняках, а вырос в 138-м квартале Выхино