June 4th, 2015

Итак, продолжаем печатать списки 8 ДНО

После затяжной паузы мы продолжаем печатать списки 8 ДНО, сейчас вот в этом ФАЙЛЕ набиты списки на 80 страниц, с ним не очень удобно работать, однако его легко скачать (и со скаченным файлом работать удобно и легко). Полностью набиты списки 1-го батальона (1.2.3 рота) и дополнительные взвода 22 СП 8 ДНО, сейчас мы переходим к набивке списков 2-го батальона 8 ДНО

Для того, чтобы поучаствовать в этом, надо пройти по этой ссылке http://russianmemory.ru/ru/units/8-dno-narodniy-memorial и опустить страницу до ссылок, выделенных жёлтым цветом, их надо взять на набивку, сообщив мне, что вы взяли, чтобы этого не взял кто-то другой.

Классическая схема заработка архива, или как они замедляют наши исследования.

Приезжая в архив, всегда можно услышать примерно одно и тоже нытье: "завалены соц.правовыми запосами, мы должны проверить каждое дело, у нас не хватает людей" и т.д и т.п. На самом деле, не стоит попадать в зависимость от руководства "несчастного" архива. На самом деле совершенно неясно, кто более несчастен - архив или его пользователи.
Архивы по всей России, конечно, отличаются, однако можно смело сказать, что как только в руководстве архива или архивного комитета появляются люди, которые включают "бедную" волынку, то за ними стоит примерно одна и та же схема, которую мы сейчас разберем на примере ГА Вологодской области.

Как правило "волынщики" это просто люди, которые по разным причинам не хотят или не могут изменить существующий порядок. А порядок такой.

1.Все наиболее важные дела (метрики, исповедки, ревизии) объявляются "особо ценными"
2. Устанавливается норма выдачи дел в количестве 1500 страниц (она исходит из Инструкции Росархива от 2013 года, поэтому все попытки "подкопаться" под неё к успеху не приводят.
3. Даже если у вас прывышен объем хотя бы на 10 страниц, дело вам не выдадут. Пофиг, что вы получите дела объемом не в 1510 страниц а в 900, скажем (дело в 600 страниц - обычное дело), архив строго следит, чтобы не обидели именно его. При этом выдача идет на третий день, для иногородних нет разницы, а если есть, то с таким скрипом, что лучше бы и не было.
4. Параллельно устанавливаются нормативы платной выдачи, например в Вологде -1.80 руб за страницу, одни из самых высоких в России!
5. Научной-справочный аппарат "кэшируется", т.е. в недрах ГАВО есть картотека нерасписанного фонда метрических книг 1780-1850 гг и исповедок, и ревизок, но все попытки призвать архив к тому, чтобы он это обнародовал им яросно опротестовываются, мол, это их НСА (точно так же поступают, скажем, в Твери). Фишка в том, что зарабатывая деньги на своём НСА Архив не допускает исследователей к созданию собственного, независимого, хотя это незаконно, ибо архив - не собственник документов, он всего лишь их хранитель!

Все сделано для того, чтобы исследователю было крайне неудобно заказывать дела со "слепыми" заголовками дел,дела, кол-во страниц в которых превышает "сакральные" 1500 страниц- а вы заказывали бы их архиву.

По сути, архив в данном случае выступает к пользователю не только не дружелюбно, но как враг, "расскручивающий на бабки". Удивительно потом слышать жалобы архивного руководства за то, как их все не любят, таких труженников. Прочитайте эти строки и поймите, за что вас не любят - сами оказавшись в сложной ситуации, вы создаете её для других людей, ваших пользователей, так за что вас особо любить?

Тревожные признаки

Я сейчас наблюдаю очень тревожные признаки в философии работы гос.аппарата, именно такие, которые в своё время привели к краху СССР, а именно - потеря смысла работы.
Это сейчас все очень любят СССР, ностальгируют по нему, но это, по сути, явление искусственное, именно как результат того, что наша история 24 года после 1991-го сложилась именно так.

Конечно, падение цен на нефть, технологическое отставание - все это важно. Но не менее важен факт того, что значительному количеству людей, которые могли что-то делать,  гос. машина СССР не предлагала возможности это сделать. Это было уже неинтересно. Социальные лифты, в виде комсомола и т.д.  работали не в той скорости, в какой она была нужна.

Сейчас дела обстоят даже хуже: если взять все последние "запрещающие" законы, то законы одно, но практика их использования на местах ещё более запрещающая. Это как "эффект плохого примера". Появился закон о персональных данных, и если хоть в одном архиве есть хоть какая-то возможность "подоткнуть" этот закон под основание не выдачи чего либо - это делается. Это уже как снежный ком. Военные кивают на секретность и антипартиотизм, о гэбистах и говорить нечего.

Для того, чтобы что-то развивалось, необходим, прежде всего, воздух. Т.е. те самые "прожилки" между законами, которое не зарастает раковой опухлью их (законов) трактовки в сторону ужесточения. Но сейчас позиция идёт именно такая: запретить, дабы что не вышло. Это чисто "болезнь позднего СССР", и она может доконать Россию.

А вы думали почему типично-аполитичный циник Тиньков в последнем интервью "про стартаперов" сказал, что сейчас зарождение подлинного предпринимательства он ждёт именно на Украине. Думаете, от большой любви к Украине, что ли?