December 1st, 2014

Пришло разрешение из Южной Осетии

Вы будете смеяться, друзья, но пришло разрешение из Южной Осетии)) Знаете, сколько я его выбивал? 14 месяцев! Быстрее было получить личный автограф Путина. Что ж, радует, что товарищ Семёнов и товарищ Соболев за год сделали так, что целых два кавказских региона окажутся в ОБД -Мемориал. Надеюсь, апостол Пётр поставить зачот в своё время))
Screen 2014.12.1 20-16-56.9

Еду в Луганск

И еще, друзья, я принял важное решение.
На меня сильно повлияло интервью доктора Лизы в Снобе - помните, про истинную импотенцию, это когда бабы вытаскивают детей, а мужики лежат на диване.
Что ж, это не про меня. Я сам смешным сам себе - с мая месяца я пишу в украинских Держархив и штурмую неработающие телефоны Луганского архива. Пора четко и недвусмысленно сказать: в Украине нет сегодня людей, которые обладают энергией, волей и силой для спасения фондов Луганского архива. Я пишу тем самым импотентам, и могу занимать фиктивно-демонстративной деятельностью сколько угодно.
Я оставляю Держархив в стороне и непосредственно пытаюсь действовать на территории Луганской области. Задача проста - необходимо осуществить фотографирование хотя бы самой важной части Луганских архивных материалов и выложить их в сеть свободно и бесплатно.
С этого момента я начинаю штурмовать горячую линию ЛНР с этим предложением. Непосредственно в Луганске я планирую оказаться (из Ростова) 19-26 декабря. Цель - установление контактов и начало работы. Первично должны быть отсняты источники 18-го века.

Данная поездка является самой опасной их тех, которые я проводил, опаснее Сирии, не говоря уже о ЮгОсетии и Чечне с Ингушетией, поэтому поеду я, скорее всего, один.

Уважаемые украинские коллеги, я прямо и четко осознаю, что этим нарушаю херову тучу законов современного украинского государства. Но я историк, а задача и призвание историка - хранить память любой ценой. Хотелось бы надеяться, что кто-то из вас прикроет меня, когда мне в конце концов закроют въезд в Украину. Хотелось бы надеяться, но, честно признаться, не надеюсь.

Я хотя бы должен попытаться сделать это ДЕЙСТВИЕМ. Письма в Держархив и украинским политикам - эта та самая импотенция, про которую говорила доктор Лиза.

Слава Истории! Памяти слава!