November 21st, 2013

Попытка объяснить

В связи с сирийским проектом рассылаю кучу писем, и часто получаю письма типа, "химера", ничего не могу понять что за бред и т.д. от вполне, казалось бы, умных людей.
Тут есть два аспекта - справедливая критика за то, что не могу понятно объяснить. И второй момент - если ты не понимаешь, как ты можешь судить.
На самом деле даже человеку образованному феерическо сложно объяснить некоторые вещи, понятные архивисту или историку.

Если на пальцах, есть территория. Она - константа, как правило, она равна государству.
На этой территории хранится некоторое количество информации, созданной путем нанесения чернил на бумагу, пергамент, ну, возможы изврат варианты типа узелкового письма, но это экзотика.
Так вот, первое дилетантское заблуждение состоит в том, что существует какая-то общемировая признанная граница того, что из таких источников информации является исторически ценным, что нет.

ЭТО НЕ ТАК!
Во Франции исторически ценным является даже бумажка со счетами, которая хранится по закону 75 лет. Франция вообще страна №1 в смысле архивации всего и вся. Архивов там так много, что французский историк Пьер Нора как то упомянул, что нет смысла так много архивировать, потому что чтобы получить нужную информацию из этой горы источников, нужно потратить ХХХХХХХХ времени. И чем заархивированного больше, тем больше времени. Тем самым Нора писал, что архивист во Франции этот тот человек, который знает ЧТО УНИЧТОЖАТЬ.

На другом полюсе России - шире - некоторые страны СССР, где по закону уничтожают документы с данными солдат ВОВ, потому что по ним истек срок хранения.
Для того, чтобы статус груды бумаг, то, что по-английский называется paper data повысили до статуса охраняемых исторических источников historical data должен появиться историк, а лучше 10, которые жизнь положат на то, чтобы доказать и объяснить, что это документы ценные и чем именно они ценны. Ну и надают по рукам и зашельмуют пару тройку уничтожителей. И так много с чем, военкоматы тут только пример.

Вывод первый - универсальных границ того, когда "бумажка" становится "историческим документом" нет. В каждой стране ситуация разная. Отсюда вывод - то, что является бумажкой для россиянина, исторический документ для француза. Сечёте дихотомию?

Второе заблуждение дилетанта. Все архивные документы тут же охраняются под замком, над ним висит 10 специально обученных специалистов, и лежат эти документы в месте, называемом "архив".

И это НЕ ТАК.
Ситуация где хранятся эти, как мы видим выше, условные исторические документы, совершенно разные от страны в стране. В России это может быть архив, ЗАГС, библиотека. Но уже в Польше носителем ценнейших исторических документов является костел. Католические монастыри в Испании, Италии, Франции владеют ценнейшими собраниями. В Беларуси я с удивлением увидел ситуацию когда метрические книги хранятся у..местного краеведа. Они просто ему принадлежат. Ситуация разная.

Типичное не-архивное, не историческое сознание считает, что все исторические источники - они если не скопированы в ГуглБукс, то посчитаны, и, во всяком случае, точно известно, где что хранится. ЭТО ТОЖЕ НЕ ТАК.Скопировано, опубликовано дай Бог, если 1-2% Как я показал выше, совокупность исторических документов (если какие-то критерии ее выделены),не всегда принадлежит ТОЛЬКО государству, и тогда государство описывая свои архивы, НЕ всегда знает, что лежит у, например, религиозных объединений, и наоборот. А особенно в проблемных зонах, где просто не до того.

Ести вы такие умные, почему раньше никто до этого не додумывался?
Потому что за последние 20 лет мир сделал решительные шаги вперед в деле копирования. Копирование было и раньше как микрофильмирование - эта технология была открыта еще до войны. Но цифровые технологии сделали копирование еще более простым и автономным.

Война, гражданская или нет. Меняет отношение к копированию. В основном, всякий носитель архива или библиотеки не стремится ее обнародовать - это нарушает ее эксклюзивность. Однако реальная, неотвратимая угроза уничтожения бумажных носителей РЕАЛЬНО меняет восприятие. Конечно,есть объединения, где это невозможно, у друзов, алавитов, представителей других шиитских течений под страхом смерти запрещено говорить, а тем более давать копировать что-то из своих источников. Но в Сирии далеко не все алавиты или друзы.

Если вы реально считаете, что в Сирийском государстве, при наступлении на город боевиков, к любому монастырю, церкви, маронитской, армянской, католической, православной подгонялся аккуратный грузовик, который грузил туда перевязанные тюки с документами, то вы ошибаетесь. Конечно, это могло быть так, но я лично не знаю. Надо выяснить. Обычно это так НЕ происходит.

На самом деле я уверен, что эта идея пришла в голову не только мне. Что условно говоря, некий ХХХский университет уже проспонсировал бригаду из 5 человек с 5 цифровыми сканерами, которая выезжает в освобожденный от боевиков район и по договору с православными, и тд и тп копирует копирует и копирует. Отлично.Что и требовалось доказать. Есть только одно, если это "западники" то они очень не любят рисковать собственной з. А сейчас без этого дела не сделаешь.

Т.е., подытоживая, война всегда смещает ситуацию делаю возможным, а зачистую и необходимым то, что было невозможно вчера. И это часть культурной политики страны, помочь в такой ситуации, речь идет о возможности спасти для человечества десятки тысяч страниц уникальных текстов.
Сразу скажу, я не подразделяю исторические источники на чьи-то. Это мировое наследие. И когда случается то, что случается в Сирии - это моя задача как историка предложить то, что я умею делать, пусть даже пока в это никто и не верит.