April 9th, 2012

О том, как искать рядовых и сержантов пропавших на войне.

Заготовка текста для сайта.
На сайте своего коллеги Гершзона, тоже весьма уважаемого генеалога (кстати, мы одно время учились на одном курсе на истфаке МГУ нашел такое выражение, что человек, мол, не проживает жизнь бесследно,  обязательно оставляет след в каких -либо документах.Оно, конечно, так, но только если потом  эти самые документы дружно и усердно не уничтожаются. Вообще, вникая в эту всю кухню я подчас удивляюсь, что вообще хоть что-то сохранилось..

Сегодня мы поговорим о том, как искать на войне рядовых и сержантов, пропавших по самому жесткому случаю, а именно был призван - и все, с концами. Таких случаев у меня в разное время было 6. Так вот, ни в одном случае я не нашел, куда пропал человек. Но во всех случаях удавалось узнать что-то новое, что до этого было неизвестно. Да, и НИ ОДИН из этих случаев еще не закрыт. Отсюда я хотел бы вывести некоторые закономерности.

Во первых, поиск такого человека, это никак не 6 месяцев. Минимум 1-2 года. И не из-за моей лени. А потому что такой поиск - почти всегда 
а) проектный
б) так как он проектный, в любом таком поиске будет замешено минимум несколько человек.

Что значит поиск проектный. О, это интересная вещь. В большинстве своём ключ к тому, где пропал солдат, лежит в том, куда человек был призван.  То, куда он был призван, как правило лежит в военкомате. Но ситуация в том, что военкоматы, по причине того, чтобы как можно быстрее ответить на запрос, пишут  вырванную из контекста строчку. мол, призван такого-то числа, куда - не знаем. Действительно, в военкомате не написано, куда человек призван, но по куче признаков специалист всегда это вычислит : прежде всего, по составу команды, в какой был призван человек, отследив, куда попали остальные.
Но для этого либо приходится задавать вопрос на прямую (с проссбой выслать копии), либо приезжать. Да-да, это лучший вариант.  Но военкоматы страшно не любят, когда к ним приезжают,  только в одном военкомате я вообще не встретил никакого препятствия и находился он ...в Ингушетии. В остальных случаях пишешь начальникам, военкомам... придумываешь всякие проекты (например, в Сочи, для того, чтобы спокойно изучить, как отправляются команды, был придуман проект со списком призванных из Сочи в 1941 году), администрация этот проект поддержала, военные пока думают. Администрация, мало того, предоставляет жилье.
В Питере был придуман ход винтом, было отправлено письмо на имя военкома города с идеей такого же списка.  

Военком на голубом глазу  прислал ответ, что никаких документов в военкомате Х нет, но эта была полная чушь для дурачков, ибо у меня на руках были даже КОПИИ этих документов из данного военкомата. Тогда я просто позвонил в военкомат Х и ...просто предложил тихо не устраивать скандала, а пустить меня поработать с документами,  чтобы я не побежал к военкому всего СПб с данными письмами и не показал ему, что его подчинённые его, скажем так, обманули. 
В Красноярском крае, в городке Назарово, оказалось, есть поисковик Анатолий Шаталов, который на пенсии обработал документы местного военкомата на высочайшем уровне и создал сайт http://nazarovo-mem.h19.ru/ где собирает информацию о всех назаровцах, участников ВОВ, только с его помощью удается хоть как-то прояснить, как формировались команды в Назарово, но поскольку он стоит у основания информации, приходится подстраиваться под его  график.

Поиск одного отдельного человека, пропавшего на фронтах ВОВ - всегда проектное, коллегиальное действие. Раньше онлайн-дневник поиска было удобно вести на форуме сайта солдат.ру, он очень хорошо посещался. Сейчас сайт рухнул и пока другого такого нет, разве что forum.patriotcenter.ru Поиск пропавшего без вести практически никогда в финансовом смысле, не профицитен,  не приносит прибыли, максимум клиент покрывает сопроводительные расходы, но для этого нужен высокий уровень и доверия и терпения. Вот почему сейчас я очень  тщательно отбираю клиентов под такой уровень заказов? Почему же я ими занимаюсь? Наверное, потому что поиск пропавшего без вести - это высший пилотаж военной генеалогии. Быть пропавшим без вести - это ненормально, и хоть и из своей бизнес логики, я стараюсь помогать людям в этом. Но только, если они мне доверяют.