December 27th, 2011

О ситуации с музее Обороны Москвы

Тут как раз на днях lugerovski  писал о ситуациях со многими московскими музеями, которые "для экскурсий, а не для людей". Однако страшно, когда такие музее владеют чем-то реально ценным. Еще страшнее, когда это ценное умирает прямо у них в запасниках или уже умерло.

 Эта история органично выросла из истории о смоленских документах.

Во время получения документов из смоленского музея, мне написала юзер сайта "Солдат.ру" Веденьева Инга из Красноярска, которая рассказала похожую историю сейфа, найденного под Вязьмой, где содержатся документы 22 полка 8-ой дивизии народного ополчения. Документы были торжественно переданы в Музей Обороны Москвы, где...канули в Лету. Никто их с тех пор не видел.

Стоило только начать эту тему, как на меня тут же посыпались другие жалобы на то, что музей с советских времен содержит большое количество документов, касающихся уникальных тем как Вяземская битва, дивизии народного ополчения и т.д. Доступ к этим документам закрывают, мотивируя это тем, что в музее нет читального зала, в копиях отказывают, в научный оборот документы не вводят.
И это, блин, в МОСКВЕЕЕЕЕЕЕЕ!

Я взялся за это дело. Телефонный разговор с директором музея подкрепил мои худшие подозрения. Сегодня направил в адрес директора вот такое письмо.


Исходящей № 269
Директору Музея Обороны Города Москвы
Лукичевой А.С.

Уважаемая Алла Степановна,




Настоящим письмом прошу разрешение на получение информации о наличествующих в фондах вверенного Вам музея подлинных документов времён Великой Отечественной Войны, не введённых в научный оборот, вне зависимости от их физического состояния.
В адрес моего сайта «Русская память» пришло несколько жалоб на запрет доступа к оригиналам документов времён ВОВ гражданам РФ, которым были предоставлены соответствующие мотивация и документация для их законного допуска к документам.
Несколько примеров: летом 2011 года к Вам обратилась житель г. Сергиев-Посад МО Ромашева Ольга с ходатайством на ознакомление документов связанных с деятельностью 9-ой ДНО, ответа на своё обращение она не получила.
Остаются без ответов обращения по поводу судьбы документов 22 полка 8 ДНО, которые были переданы в вверенный Вам музей в 90-ых годах. Никому из ходатаев не был представлен официальный акт уполномоченных органов, которые проводили бы экспертирование этих исторически важных документов.
Все это напрямую нарушает статью № 35 «Доступ к музейным предметам и музейным коллекциям» Федерального закона Российской Федерации № 54 « О музейном деле в Российской федерации» где, в частности, сказано:



Collapse )
ГУК «Музей обороны города Москвы» находится в ведении Городского управления культуры города Москвы, однако московский закон «О музеях и музейной деятельности в городе Москве» ещё не принят, что значит, что в правовом отношении деятельность музея регулируется федеральным законодательством.
Из указанного выше фрагмента видно, что музей может лишь ограничивать, но не запрещать доступ к документам, кроме того, не может быть никакого ограничения детальной информации о детальном количестве и состоянии музейных объектов.
На основании всего вышеизложенного я решил сделать тему количества подлинных письменных (рукописных, машинописных) источников в Музее Обороны Москвы темой своей научной работы и гражданско-правовой экспертизы.


Прошу Вас представить данную информацию, в случае её отсутствия в срок, предусмотренный законодательством РФ, оставляю за собой право на обращение в Управление культуры города Москвы и иные контролирующие органы.


Collapse )



С уважением Семёнов Виталий Викторович

Репортаж ВГТРК о Смоленских документах

Репортаж ГТРК Смоленск о заборе документов из Смоленска. Репортаж откровенно дурацкий, почему по отношению к Смоленску Вологда - другой конец страны, непонятно, и у мня появилась странная профессия "военный-генеалог", тогда как я - военный генеалог (без дефиса!).
http://smolensk.rfn.ru/rnews.html?id=20187