August 26th, 2010

Как я провёл лето.

Моё лето закончилось 5 августа, но я совсем не жалею, потому что было оно очень насыщенное.

В своё время, лет пять назад, по своему великая и по своему ужасная АИ как то сказала, что ты вот, Виталик, несерьёзный человек. Стоит тебя позвать куда -то побежишь, сверкая пятками. Перемещение по местности носит для тебя самоценный характер, а я вот не такая, потому что для меня первичный вопрос, а что там делать?

Оставим на совести АИ незнание (или кокетливое умалчивание) того факта, что, на самом деле гораздо страшнее, когда человек не проходит такой этап "метаний сверкая пятками". Есть определённая патология в 18 летних старичках, которые куда -либо не хотят ехать, пусть даже в Сыктывкар.

Тем не менее, сейчас этот момент наступил. И это главный итог лета 2010, моего 32-го лета. Я НАЕЗДИЛСИ! В жизни моей я побывал так-много-где-либо, где со мной чего только не происходило, что  для меня действительно уже стало интересно то, а что там делать?

Есть, конечно, определённый мужской шок в том, что долгое время ты являешься "перспективным" или, как ещё говорят "интересным" молодым человеком, а потом - раз, и оказывается, что ты уже хоть и молодой, но уже не молодой человек.
 Это тоже случилось этим летом.  Осознание.

Ну и главное и резюмирующее состоит в том, что  всё-таки время выездных проектов прошло. Для меня, вобщем, понятно,почему такое большое влияние в КШ отдавалось именно выездным проектам, потому что это супер, это интересно, это самое эффективное образование и т.д. Но прикол состоит в том, что постепенно выездной проект - он всё больше и больше отгораживает от человека вопрос: ну, он так и будет бесконечно ездить и учиться, или он наконец то будет что-то создавать здесь? И желательно сейчас?
Мне не нравится, что происходит в стране, как и очень многим умным людям. Но я прекрасно осознаю, что за 32 года своей жизни я преобрёл что-то, чтобы быть, без сомнения, и нужным и востребованным, и удачливым здесь. Я не приобрёл ту степень космополитической лёгкости, когда легко и непринуждённо чувствуешь себя в Берлине, Париже, как человек, для которого это место жизни. Тяжкое наследие советского прошлого. Это здесь я супер, потому что говорю на пяти языках, а там без России - никто, потому что там то прекрасно видно, что я говорю на большей части из них хреново.
Поэтому проекты-то придётся осуществлять в России.  Или на Украине. Но на Украине мне не хватает России и уже через две недели офигиваешь от того, что Скрипка когда-то назвал "бараньей республикой", а в России офигиваешь без украинской лёгкости. Вот она и есть - Родина.