May 22nd, 2010

Гамбург-Берлин День последний О расследовании.

Сегодня 22 мая, местное время 6.45, я сижу в берлинском хостеле "Алоха" на границе Митте и Пренцлауер Берг и сейчас я расскажу как я тут очутился.
Сегодня - день отдыха,  результаты моего расследования получились смешанные, но они есть. Ниже я расскажу о самом расследовании, кому не интересно, может его пропустить.

Жила была в захолустном городке Ружине, что в треуголнике между Киевом, Житомиром и Винницей, еврейская семья Быстрицких - один из них, Шевел (Саул) Быстрицкий был владельцем конной мельницы, которая году в 1870 сгорела. Известно было, что Быстрицкие были большими почитателями ружинского реббе Исроэля Фридмана (Ружинера). Я еще в самом начале истории удивлялся, как так могло быть, ведь, Ружинер покинул Ружин еще в 1850 году и уехал в Садагуру (которая тогда находился за границей) (сейчас это Черновицкая область Украины).
Разгадку этой загадки, которая и загадкой то не являлась, становится мне понятна только сейчас.
Итак, вот это это галутного мельника Шевела Быстрицкого неожиданно появляется сын, самая загадочная и интересная персона во всем этом поиске по имени Лейб Быстрицкий. Сохранилась только одна фотография этого человека, вот она.
 Про Лейба (или Ехуду Лейба) Быстрицкого неизвестно практически ничего - ни дата рождения, ни то, действительно ли он сын Шевела (это только предполагается), однако точно известно (и это основной результат этой поездки) что уже в 1910-1914 гг он делал бизнес в Кёнисберге и там был внесен в адресные книги (и эти адреса были найдены в этой поездки), также известно, что у него была жена Шайндла Мариам, урожденная Розенштейн, откуда она была родом тоже неизвестно. Известно, что умерла в 1936 году в Тель-Авиве, есть ее фотография.
С 1910 года он взял сына с собой в бизнес (в Кёнигсберг),  в 1914 году, когда началась война, они, как подданые Российской империи, должны были покинуть Кёнигсберг, а уже в 1917 году сын Лейба - Маркус Быстрицкий - начинает (точнее, пробует начать) свой собственный бизнес в Тронхейме, в Норвегии, на тот момент ему 22 года. Учитывая его будущую занятость, этот бизнес был связан с китобойным промыслом, производством рыбьих жиров, ворвани  и т.д. Эти документы об этой самой неудачной попытке я нашел в свою прошлую поездку - в Норвегию. Из записей тронхеймского архива следует, что бизнес Быстрицкого, который уже тогда назывался "Скандинавский торговый дом" был закрыт через полгода в связи с неуплатой налога. В бумагах значилось, что Маркус Быстрицкий уехал в Швецию.
Так или иначе следующие данные, которые нам известны точно, что с лета 1922 года он надолго обосновывается в Гамбурге, то ли в этом, то ли в предыдущем году умирает в Львове Лейб Быстрицкий. Почему во Львове? До этого мы считали, что он там делал бизнес, но теперь понятно, что это не так. И это второе открытие этой экспедиции.

Я упустил еще один факт - про Маркуса известно, что прежде чем прибыть  в Гамбург, он короткое время был в Лейпциге, и только теперь я понял зачем и почему его отец умер во Львове. Дело в том, что Быстрицкие были учениками не ружинского, а боянского реббе (это потомки Изроэля Фридмана) - Ицхак Фридман, первый боянский реббе, имел сыновей: Аврахом Яков Фридман - в Лемберге (Львове) и Изроэль Фридман (тезка основателя ружинской династии) - в Лейциге. Все это идеально накладывается на географию перемещения семьи Быстрицких в 1921-1922 годах, т.е. если ознакомиться с архивом этих двух цадиков, там наверняка будут сведения о Быстрицких, надо бы уточнить, где эти архивы.

Так вот, любые сведения о том, что было с Маркусом до 1922 года, а тем более с его отцом, даются мне с огромным трудом. И что самое обидное во всей этой истории ( и такое бывает очень часто в генеалогии), многие сведения, на самом деле, известны, еще жив сын Маркуса (ему 84 года) и семья находится в прекрасных отношениях друг с другом - но именно постольку, поскольку все очень занятые люди и находятся - один в Иерусалиме, другой в Гамбурге, третий в Нью-Йорке и огромный труд соединить информацию из одного источника, чтобы возник вот этот вот эффект "А! а я этого не знал!"

В пятницу мне наконец-то удалось встретиться с гамбургским реббе - Шломо Быстрицким и я выяснил кучу очень важных вещей - оказывается, он уже оплачивал поиск в Лейпциге и там ничего не нашли, оказывается, у него есть полицейские бумаги где полиция Германии опрашивает Маркуса, что он делал до 1922 года, причем, такие, каких нет у меня, - и он мне их перешлет, оказывается, жив еще человек, который работал на Быстрицкого в Гамбурге!

Вот, конечно, что маленька доводит и расстраивает меня  - то, что большая часть активности уходит именно на такую вот межродственную координацию коммуникации, просто для того, чтобы скоорденировать всю информацию в одном месте и сделать ее доступной для работы, для следующего шага!

Продолжение следует!