February 3rd, 2010

Бизнессс

 Два дня работал с одним из лучших генеалогов Франции, говорил только на своём топорном французском, в результате чего под конец дня уставал так, как будто тягал мешки.
Заодно говорили про то, как устроен бизнес, Анн-Софи, которая в генеалогии уже 15 лет, диву давалась, как у меня всё устроено.  Главное, что  я понял, чего долго никак не мог понять в поведении французов и чуть меньше американцев.

Дело в том, что французы и американцы всегда просят смету повременную. Теперь я понимаю, что у них так голова устроена. Самый любимый вопрос - сколько стоит один час Вашей работы? А генеалогический поиск устроен так, что порой не знаешь, где конкретно ты найдешь то, что ищешь. Никогда не думал считать, сколько я трачу часов на каждый поиск. Оказывается, надо - это структурирует мышление. Для западного человека отсутствие такой сметы - показатель неряшливости мышления.

Анн-Софи категорически против оценки "только за результат". Потому что - "я же всё равно сделала работу". На мой вопрос - а как клиент поймёт, что вы хорошо искали она ответила - если он мне не доверяет - до свидания!.


С другой стороны, в порога заявлять, что я слова не скажу, пока не заплатите деньги - тоже не верно. Ведь в генеалогии клиент - минимум на 3 месяца, поэтому с лёту испугать человека, отпугнуть, сэкономив две копейки - зачем? Генеалог, если понравился, кстати, я обращал внимание, как врача - не меняют и советуют друзьям. Потому что он склад конфиденциальной информации, так зачем же её распылять и искать ещё кого-то?


Другой момент, не относящийся к Анн-Софи, состоит в том, что я открыл - ничто так не продвинуло мой бизнес как искусственное влюбление себя в разговор по телефону. Я очень долгое время просто ненавидел говорить по телефону. Однако, как только начал делать бизнес, понял, что я не прав. Случилось это когда я проехал лишних 300 км из Киева в Хмельницкий и упёрся в закрытый на ремонт Хмельницкий архив. С тех пор я поклялся, что всегда буду прозванивать все учреждения, куда еду. Сначало это давалось нелегко. Потом привык.


Вообще, интересно как люди различаются наблюдать. Например, сегодня, смготрел как затребовать акт о смерти в одном американском штате и обратил внимание на запись "Если вам нужен акт о смерти мёртворождённого ребёнка, нажмите здесь". С точки зрения американских юристов, раз ребёнок жил внутри матери -  то у него может быть и акт о смерти. Мрачно и интересно.

ЦАМО

Мне интересно наблюдать разницу между видимостью и жизнью.

Вот вопрос меня озадачил - видел ли я когда либо в жизни особую святость русского человека, ту самую великую Святую Русь?
Честно скажу: с трудом понимаю о чём речь. Русские кажутся мне в чём то особенными, но в целом - людьми живущими в нормальной человеческой логике. Никакой особенной русской святости я лично никогда в жизни не видел, врать не буду.

Видел ли я в жизни загадочную русскую душу? Скорее, я поражался меркантильности и чрезвычайной мелочности, которую иногда наблюдал в некоторых американцах (чуть меньше европейцах), но , с другой стороны, труд голландцев, построивших город на болоте не по воле злого царя, а по своей собственной вызывал у меня неподдельное уважение.

Т.е. честно скажу, - для меня "загадочная русская душа" это фантом - как человек - паук.
 Я не то, чтобы не понимаю о чём речь, но никогда этого не видел.

ЦАМО - центральный архив министерства обороны, - это апофеоз того, что хотели изобразить, но того, чего на самом деле нет. В своё время он был, наверное, адекватен СССР - где всё было секретно и всё было " не пущать". Но от СССР прошло уже почти 20 лет, а такое место до сих пор есть на свете.

ЦАМО - это место, где хранится всё о Великой отечественной войне, все архивные документы. Все наградные карточки, вообще всё. Самый главный у меня вопрос возник - а почему за это отвечают военные? Что, победа в ВОВ, которая, вроде, бы и осталось сейчас единственным объединяющим фактором в России - это дело Министерства обороны? Я вообще -то думал, что это общенациональное дело. Типа, как Кремль, или Троице - Сергиева лавра.

Второй момент - военные держат этот архив не то, что плохо, а отвратительно. Он находится даже не в Москве, а в Подольске. Нет электронной почты. Холодные корпуса. На письма не отвечают. Зал, где хранятся наградные карточки всего СССР - старый барак годов 50-ых с проваливающимися полами. Когда я приехал туда, там в читальном зале было человек 15 и тётушки уже бегали в ужасе - ах," у нас аншлаг, у нас аншлаг". Вот и прикиньте, какая низкая пропускная способность?


Путин хочет восстановить памятник, который разрушили в Кутаиси.Причём здесь  памятник? Кому от этого будет холодно или жарко? Вот когда все фонды ВОВ отнимут у военных (не надо мне ничего про них рассказывать, у меня за спиной 2 года срочки), торжественно перевезут в Москву и построят читальный зал мест на 100 - вот тогда это будет дело.


А пока -пока даже в базу ОБД - Мемориал, на которую даже иностранцы цокали языками и говорили - о, да, это вы сделали классно! - введены ограничения на просмотр. С одной стороны, это можно, наверное понять - кто обосрался - всё таки война,а это раз - и можно прочитать в открытом источнике. Но, с другой стороны, известно, что во многом современных скинхедов взрастил формальная пропаганда истории ВОВ. Я прекрасно помню, как это было в советской школе: ветераны, которых невозможно было понять, какие -то памятники, "ваши отцы и деды" и прочая ерунда. Именно поэтому в России одновременно возможно спор "Наших" и Подрабинека и марши скинхедов 4 ноября. Странно, что это "Наши" наехали на Подрабинека, а не на скинов? Ещё один показатель видимости, а не жизни.

Люди, вот, говорят, что в 90-ых всё, типа, опозорили. А по-моему, последние 20 лет и начался подлинный интерес, начали доставать документы, печатать, спорить. Это же и есть жизнь. Что, никто не знал, что была РОА, или Локотская республика или бендеровцы:? Да у меня самого 2 прадедов погибли - а дед всегда говорил - когда немцы пришли - всем земли сразу нарезали. Человек - он не корова, он начинает интересоваться, когда вокруг него спорят, когда есть противоречие. А ЦАМО на сегодня - это лучший друг беспамятства.