July 25th, 2009

Амстердам + Кандалакша

Кое что, что пришло в голову и было записано после magic Mexican mushrooms в Амстердаме, помноженное на то, что было записано в вонючем дребезжащем самолёте "Аэрофлота-Норда" по маршруту Москва-Кировск-Москва. Кто не знает, Кировск - это Мурманская область.

Всё это похоже на какую-то разводку,
Наркотики нельзя, а можно водку...

 Я у памятника на Монастырском наволоке (Кандалакша, Белое море)....

По сути, всё - государство, религия - есть наркотик, есть система мышления, постоянно и настойчиво выдающая себя за единственную. Но это далеко не так. Опыт археологов показывает, что таких самоуверенных, которые верили, что только их образ жизни является единственным существовало миллионы и миллионы.  Все они превратились в липовый мёд,

Эта мысль не является постмодернистской по сути, потому что постмодернизм вообще отрицает какую--либо системность мышления, в то время как высказанная сверху мысль говорит только о том, что все общественные конструкты конечны, в пространстве и времени.

Особенно если учесть, что самой концепции национальности всего не больше чем 150 лет, в более ранне время люди соотносили себя, в частности, в России,  больше по местности и по религии. Чем больше и больше возникало централизованное московское государство, тем больше  "местнический" аспект "проседал", а концепция что мы есть единый народ возрастала. Когда мёртвый труп этой идеи был гальванизирован сверх-идеей типа коммунизма, это смотрелось здраво, но...


В 2000 году группа людей, вооружившись бессмысленными лозунгами национализма - лайт в одеждах из нефтяной ренты и чувства "обиженного народа" "отжала" от финансовых источников русско-еврейский олигархиат, заменив его олигархиатом чекистко-питерским. Россия не развалилась, но застыла на месте, как труп в Мавзолее. С одной стороны, это хорошо. Столыпин  говорил "Дайте России 20 мирных лет и вы не узнаете её".  С другой стороны, такое закукливание, чувство общей агрессии, бессмысленного самоповтора и закрытости от мира может продолжаться долго. 

Большинство населения не хочет резких перемен и боиться их. Слава Богу, успело народиться поколение  тех, кто не помнит СССР и умело помереть поколение тех, которые хотели "поставить всех к стенке".