June 15th, 2009

Полтава.

Ура, мы ломим, гнуться шведы! Что мы еще помним о Полтаве? Мазепа - предатель, на Украине, правда, герой. Ну, так известно, если у нас злочинец, то на Украине неприменно герой. Полтава - город расслабон. Город под пиво. Город на два дня. Пройтись по вылизанному «конфеточному» центру, а на другой день поехать на улицу Шведская могила, на поле Полтавской битвы. Я правда не поехал, не разделяя страсти к полям великих сражений. Несколько раз был в Бородино - и ничего, не толкнуло. Почему должно торкнуть под Полтавой? Так и Парфёнов рассказывал про Полтаву, с бокалом местного пыва, сидя в баре, цитатами из Пушкина. Потому что было-было, да быльем поросло.
Это я уже про другое. Про то, как уничтожается память. Никаких метрических книг, записей о рождении, смерти, браках людей, которые родились в Полтаве и в радиусе 40 километрах от нее не сохранилось. Все сгорело в 20-е и в войне. Так мы никогда об этом и не узнаем.
Вспоминается Рыльск, поля, мы идем с Данилой и он мне дает послушать какого -то поэта, какого-то современного, жутко модного. Я запомнил только одну фразу « кто бесследно погиб в полях под Москвой». Это меня поразило. Ведь, всегда я считал, что те, кто погиб в полях под Москвой не могли погибнуть бесследно.
Но ведь в песне «Москвичи» там, где «В полях за Вислой сонной лежат в земле сырой» четыре последние строчки про то, что «Помнит мир спасенный» была вставлена позже, по настоянию цензуры, а изначально то песня -то была про то, что никто не помнит, кроме «матерей, которые не спят», а остальные «без них идут в кино».
Помню, когда я занимался собственной генеалогией тех, кто погиб на войне, меня поразило, что в деревне, когда рассказывали про погибших на войне, не было никакого казенного патриотизма. Говорили как про житейскую беду, вот, мужик погиб, и было после этого тяжело…Вот так вот суконно.
Потому что правда не пересаживается.
Как там в Фаусте?
Was ihr den Geisten der  Zeiten heißt
Das ist im Grund der Herren eigner Geist
In dem die Zeigen sich bespigeln

То, что называете вашим духом времени,
Всего лишь собственный ваш дух
Что отразился во времени.
Или, как говорил Пьер Нора - когда начинают строить памятники, это значит, что люди начали забывать.
Полтава, это, конечно, Гоголь. Все - здесь. И «Видно, это смерть моя пришла!» подумала Пульхерия Ивановна и «Поднимите мне веки!» - все здесь. Самый лучший образ Украины, куда приятнее и интереснее жидомора Хмельницкого и дикого Тараса Бульбы.