April 26th, 2009

Очень сложный клиент

Я, вообще конечно, без лишней скромности считаю себя гидом экстра - класса. Подводит меня, наверное, только то, что я сам не вожу машину, хотя быть проводником настолько сложно, что это с чем либо совмещать. 

И каждый раз я чему то учусь - не просто тому, что образаю внимание, что говорю hOtel вместо  the hotEl или новое словечко divine madness как аналог нашего "юродивый" или spoils of war как множественное число слова "трофеи", а самое приколько - кресло рядом с вонючем бомжем, на которое вы не знаете сесть, или нет, в английском будет называться questionable seat.

Последние клиенты, которые были из Голландии и Мексики повергли меня в шок вопросом - "А почему у вас все машины такие грязные?" И ПОЧЕМУ везде пыль. Действительно, с их точки зрения Москва не то чтобы грязный, но очень пыльный город.А потом  они сказали фразу, которая мне запомнилась : Well, that;s very interesting place, but to live there is a hard work" - такой некомфортной показалась им Москва.


Один из моментов работы с иностранцами, который меня интересует ( и в вопросе улучшения языка, конечно)  это слова или явления, которых нет на русском (и, соответственно, нет на другом языке), действительно, такие словечки собраны на сайте http://www.urbandictionary.com/

ну, кто например, может знать, что постучаться в чью-то дверь и убежать называется ding dong ditch?

Наблюдение №1

Но вторая  и более серьёзная вещь, которая меня сильно волнует - это вопрос о том, в чём именно мы отличаемся. И в этом мне очень помог мистер "Сложный клиент" с которым я работаю сейчас. Начнём с того, что иностранцы путешествуют в возрасте весьма и весьма почтенном. Могут путешествовать под 80. У них это называется senior citizen, при этом путешествуют люди совсем не здоровые, т.е. у которых уже большие проблемы со здоровьем. И это первое отличие - которое я вижу постоянно - потому что сама окружающая инфраструктура Москвы она выбрасывает их жизни не только инвалидов, но именно что этих самых стариков. В  том плане что я просто читаю на лицах людей вопрос: "Вот, мол, какой старый - и куда же он попёрся?"

Наблюдение №2 Сattle experience или ощущение скота.

Это то, что я чувствовал сегодня весь день, когда спустился с ним в метро. Потом он рассказал, что его потрясло. То, что тебя НЕ ВИДЯТ. " В Токио из вагона выходит раз в 3 больше людей, чем здесь в час пик, но там нет ощущения того, что тебя нет". Вообще эта паранойя идёт второй день уже, т.е. я, уже начав смотреть на Москву его глазами вижу это постоянно - официантки в "Дровах" на Никольской, для которых тебя просто нет, но зато к ним приходит какой-то парень, и они чуть ли не трахаются рядом на стойке. В центральных железнодорожных кассах - стоит девушка - и я задаю ей простой вопрос, - У вас есть КАРТА СВ (честно признаться в старой рабочке эта карта была даже у меня), нам надо посмотреть рядом ли наши места - и я вижу, что нас для неё нет.

Я , честно признаться, психанул сегодня и сказал, "А вы понимаете, почему так сложно жить в России?"
Потому что государство довело людей до такого состояния, что им буквально каждый день надо доказывать. что они ЕСТЬ. Чтобы оно просто их не смяло, не привратило в пепел, в бессмысленное ничто их жизнь.  И самое страшное - что эта болезнь - она внутри людей уже давно, со времён совка, когда ОДНИХ ЛЮДЕЙ ПРОСТО НЕТ ДЛЯ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ. Именно поэтому в России так любят бренды - потому что с помощью брендов человек как бы перестал быть неведимкой  ПРЕЖДЕ ВСЕГО ДЛЯ САМОГО СЕБЯ.

А Москва - это тем более рак,  одна одна огромная метастаза бесконечных систем людей неведимок, которые не делают ничего, не видят никого, жизнь которых бессмысленна, и, что самое важное. они с этим согласились.


Страшное чувство наплевательства к своей жизни, просто как к тупой, необязательной остановки между бессмысленным рождением и бессмысленной смертью носиться в воздухе. В этом нет никакой загадки русскй души или Достоевщины - это просто х..еположение на самих себя - и нет ничего страшнее этого.


Ещё, конечно, его поразило, что все бухают. В том смысле, что бухают пиво, всегда, везде и во всём.