russianmemory.ru Историк-генеалог Семёнов Виталий (ouranopolis) wrote,
russianmemory.ru Историк-генеалог Семёнов Виталий
ouranopolis

Так что же такое "состояться"?

Вонючие поезда, типа "Львов-Мариуполь", в которых даже купе брать бессмысленно, потому что будет тоже самое, настраивают на размышление.
А особенно прочитав вот этот вот пост tutor-s.livejournal.com/18264.html
Действительно, у нас полно сейчас сетевого общеньеца, и в огромном дефиците именно настоящее общение, когда человек глубоко вникает в то, что ты уме говоришь, или, как говорят в КШ, когда происходит "Встреча". По идее нам всем нужен крутой коучер, мне особенно.
Я бы сейчас хотел затронуть такую важную вещь как состояться и не состояться.

За три года после киношколы, я как бы "собирал" всю накопленную за жизнь информацию. Меня больше всего удручало то, что огромное количество всего проходит мимо людей ими непонято. Поэтому моей любимой сферой в КШ был архив и библиотека. В этом году я этот процесс завершил.

В определённый момент такого "подытоживания" пришло ощущение КОНЕЧНОСТИ. Но не той конечности, про которую где то упомянула Жеша - конечности взрослых людей, которые принимают  удобную им форму и так живут, а если точнее, то доживают свой век - сколько представление о том, что в отмеренный тебе срок можно прожить лишь определенное количество жизней. Скажем, Х, а вот прожить Х+2 уже невозможно.

Моя голова напоминает мне самому буфер - в ней разложено по полочкам что надо еще сделать, надо прочитать, что надо осуществить. Иногда я  думаю, а может, стоит все это выбросить? Может, встоит вздохнуть и как бы начать жизнь с чистого листа? Но, думаю, что это мысли от лукавого, потому что каждый день растаскивает нас на мелочи, уносит нас от главного. И иногда в скрупулезном, и даже немного туповатом исполнении плана, продуманного ранее - только и можно удержать в стермительно размывающей тебя жизни..

Немного поясню. Напомню, что из всего нашего выпуска истфака МГУ, кафедры этнологии 2003 года я единственный практикующий историк. Остальные кто угодно - но только не историки. Успех ли это? Не знаю. Но факт есть факт.
Однако, историки бывают разные. Нас (хотя я считаю, что в МГУ было плохое образование) еще учили остаткам необходимых для историка вещей - в частности, знанию нескольких языков, это я сохранил и даже преумножил. Польский (с 1996 года), немецкий (с 1995 года), французский (с 2002 года), конечно, английский, а теперь еще и испанский.

Но еще историк должен знать еще и древние языки. Греческий и (или) латынь, иврит. Или какой-нибудь восточный. Что это дает. Это дает ощущение вневременности. Т.е. возвышения над временем, уход от суеты. Вы будете смеяться, но это так.  Недаром язык,  о который я "разбился" в конце концов был иврит.
Почему? Да потому что польский, и немецкий и французский - совершенно спокойно впаиваются в современную жизнь - завел себе клиентов поляков, французов, переписываешься с ними на ломаном родном языке, а лексика и грамматические конструкции того - нарабатываются! В принципе,  совершенно спокойно можно в Москве повернуть жизнь так, чтобы все эти языки стали частью жизни , работы и т.д.
Почему же я разбился об иврит? Потому что для того, чтобы иврит стал частью жизни надо либо жить в Израиле, либо быть очень глубоко верующим евреем, либо быть фанатом каббалы.  Т.е. надо уйти от суеты. Надо взять посох, три учебника иврита, Тору и уйти куда -нибудь в район кумранских скал, чтобы в это хоть немного врубиться. Ну, или в Москве сделать так, чтобы тебя окружали исключительно раввины и хасиды. Как это делали герои книги "Гог и Магог" Мартина Бубера. Т.е. ты понимаешь, что этот образ жизни  есть мечта и смысл именно твоей жизни.
Однако очень важно в жизни понять кем ты хочешь стать и кем ты не будешь в жизни никогда. Или не будешь в то время, какое ты можешь себе представить.
Именно сейчас, когда кругом огромное количество информации, когда книжные и проч. информационные сокровища доступны как никогда  - огромное количество людей необразованных. Почему?

Потому что внутреннее формирует внешнее. Нельзя быть  буддистом и жить в Питере на улице Достоевского. Или нельзя быть мусульманином и преподавать неолиберальную экономическую теорию Чикагской школы. Знание, полное, попавшее внутрь и переваренное - оно преобразует человека изнутри. И в том числе преобразует все в нем, в том числе - до манеры держать ложку. Но такиз людей очень немного. Потому что 98% людей живет в мире постмодерна. Т.е они покупают эрзац, заменитель.
Фактически, открытие эрзаца - это главное открытие современного мира. Потому что люди покупают временное впечатление. 98 % из них никогда не будут действительно богаты - но они купят телефон - и будут думать, что в этот момент они богаты. Про это уже много написано.
Другой момент, очень важный, про который пишут меньше, что современное время создает у человека впечатление не только тем, что он может стать всем. Но то, что он может стать всем ОДНОВРЕМЕННО. И совсем не любит упоминать, что человек возможно и может стать всем, но количество этого всем очень четко ограничено.

В конце концов сейчас в цене остается две вещи: человек, вышедший на некое большое и важное содержание. Содержание, в котором он живет (так что, чтобы не говорили, один из самых востребованных сущностей сейчас - этом смысл), и второе - это способность человека внутри этого смысла действовать. Вот, кстати, почему сейчас немозжно быть интеллигентами (см наш тамбовский разговор с Данилой Смолевым ouranopolis.livejournal.com/101520.html) потому что интеллигент сейчас коррелируется прежде всего с неспособностью действия внутри предмета.
А способность действовать идет из четкого понимания собственных границ.
Кстати, понимание, что "я так жить больше не могу тоже есть понимание собственных границ".
Вот в этот момент человек приобретает силу.
А до этого - я слышал очень многих - они говорили - ну, вот тебе хорошо говорить, а я не могу этого сделать потому что потому и потому что...На все этот в 98% случаев есть один ответ - значит, то как ты живешь, тебя устраивает и не надо пиздеть. Сверхсила возникает тогда, когда возникает четко осознанная необходимость, что другого выхода нет.  А она не имеет ничего общего с разбросанностью, а имеет общее - с концентрацией.
Именно поэтому я никогда не выучу иврит, и поэтому я выучу  испанский.
Историкам прошлого было хорошо: они могли быть университетскими профессорами, почёсывая лысину, учить иврит и латынь и действительно быть на три головы выше меня. Однако, есть ли  у меня возможность так жить и хочу ли я так жить? Нет.
 Современный историк, получается, должен объяснить обществу что же он такое постиг, что другие не знают, уметь считать деньги, делать сайты, говорить с людьми, вовремя отвечать на бизнес-переписку - и много чего еще.  В конце концов, это дает возможность ко многому, но многое и отсекает.

и кто дочитал этот мой поток мыслей до конца?


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments