russianmemory.ru Историк-генеалог Семёнов Виталий (ouranopolis) wrote,
russianmemory.ru Историк-генеалог Семёнов Виталий
ouranopolis

Нежить питерская.

Сегодня часов на 5 заглянул в город Санкт-Петербург. Сделал свои дела и - нырк - в поезд. Недавно слышал как моя жена говорила кому-то в трубку "Да нет, он Питер не любит". Не совсем так, конечно. К Питеру я отношусь равнодушно.
Есть целая страта московских друзей и знакомых, которые с придыханием говорили - вот, я поехала в Питер, поедем в Питер и т.д. Для миллионов молодых москвичей Питер - как бы внутренняя заграница, связан с первой романтикой, победой от родителей, потерей девственности и так далее.
У меня вечно всё не так было - и с романтикой тоже, вечно случался то недолёт (Тверь) то перелёт (Выборг), а в Питер я всегда попадал случайно, рикошетом и исключительно по делам. Роль городов - учителей играли другие - Нижний, Казань, и дальше - Киев - Стамбул, Варшава...
Попадая в Питер я всегда удивлялся, почему город, который воплощал в себе всё саме неживое до начала 20-го века, вдруг стал любимцем всей России? Ведь, дореволюции 20-го века это Питер был - холодным, умышленные, здесь жил Раскольников, сюда приезжали умирать, а Москву - наоброт, отживать. И вдруг всё поменялось местами.

Разгадка пришла быстро: Питеру просто повезло не стать столицей, государство мертвенной машиной и огромными деньгами долго и упорно выжигала из Москвы всё самое живое. Питер потому и популярен, что это большой, культурный русский город - культурная столица, потому что НЕ столица политическая.

Ну, правда, так оно и случилось, как в той песенке про настоящего полковника, Россия отмирала от холодных, "культурных" петербуржцев, чеканящих фразы, а когда все эти "Озерки -Уделные" пришли во власть и посмотрели на Россию своим холодным, рыбьим взглядом - тогда даже наш местной герой плутовского романа в кепке, похожий на кота мартовского, показался  родным. При всей не любви к Лужкову, помню один момент, когда Лужков почти плакал на развалинах дома на Гурьянова в 1999 году. Плакали ли когда нибудь настоящие питерцы? Никогда! Ни во время Беслана, ни во время "Курска" и т.д.
Это в Петербурге убили питерского же профессора Гиренко и таджискую девочку, это в Питере самые злые скины - в самом культурном городе России. За всё про всё я уважаю питерцев только за одну вещи - за войну против "Охта-центра" (да, у нас такой мощной городской тусовки нет).
В Петербурге я подчёркнуто вежлив и осведомлён, подчас, лучше петербуржца - и Обводный канал с Фонтанкой не перепутаю. Но про себя повторяю - пончик, а не пышка, шаурма, а не щаверма, подъезд, а не парадное, палатка, а не ларёк, батон, а не булка. Нет города, где приятней сознавать себя москвичём, как в Петербурге!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments