russianmemory.ru Историк-генеалог Семёнов Виталий (ouranopolis) wrote,
russianmemory.ru Историк-генеалог Семёнов Виталий
ouranopolis

Не стоит избавляться от старых книг

Не стоит избавляться от старых книг. Я вам объясню почему.
После развала Союза было три волны "избавления" от книг. Сначала школьные и районные библиотеки массово сдавали в макулатуру макулатуру же под названием "Верность пионерском галстуку" "Огненной порой" и т.д. Этот мусор в СССР печатали миллионными тиражами и он был переработан в бумажную массу первым. Я хорошо помню, как в 1994-м они лежали у нас под лестницей, эти книги. Это была не просто районка, а школа для умников "Лицей "Гражданин" - прямо напротив РТР на 5-й Ямского поля. Но даже умники не могли отыскать в этой идеологической помойке что-то интересное.
В 90-е книги ещё не выбрасывали. Время ИКЕИ ещё не пришло и люди жили в старой мебели, а, значит, и библиотеки никто не трогал. Но как только на помойку полетели пианино, ГДРовские да югославские "стенки" трюмо и шифоньеры, они появились - стыдливые стопки книг, уложенные у помойки. Мол, кто-то возьмет.
Такие как я всегда брали. У нас в семье не считалось стыдным рыться в помойке и что-то там интересное найти. Так я, кстати, и стал историком.
Самые стыдливые сдавали в сельские библиотеки. В сельских библиотеках брали, но, знали бы вы, куда относили! Я лично забирал стопки книг из котельной одной из школ Петушинского района. Да-да, их сжигали. Или сдавали в макулатуру, предварительно содрав обложки, ибо с обложками в макулатуру не брали. Места не было.
На самом деле, вопрос был не в том, что книг много, вопрос был в том, что где-то их много, а где-то и нет. Медицинскую энциклопедию, которую мне отдавали даром в Орехово-Зуево, я загонял за пару тысяч в Москве, а книгу Corruption de Paris 1897 года (200 рублей, магазин "Нижегородская старина" Нижний Новгород) оказался в листе поиска небольшого, но гордого американского гей-издательства, которому я и загнал эту книгу за 250 долларей. Просто в магазине "Нижегородская старина" никто не знал ни английский, ни французский язык.
И таких историй было полно.
Вопрос, как всегда, был в распределении. 500 томиков любовых романов издательства "Арлекин", прочитанных когда-то моей маман я отдал даром даме бальзаковского возраста, которая плескала толстыми ручками и говорила, что теперь "все лето будет что почитать".
Мой отец (60 лет), собирает книги (все) по всему 138-му кварталу Выхино. Раньше к компьютеру его было не загнать, а теперь он там сидит постоянно, потому что собирает (бесплатно, само собой) все серии какого-нибудь Желязны 1993 года, издания Томск "АПНЭ-ТЭ". Книги он отвозит в Петушки, где у него существует целая система взаимообмена по соседним сёлам. Социальная сеть такая. БукФейс.
Но главное не в этом. Я сам задумывался, почему я не могу поднять руку на какой-нибудь "Великий стол" Балашова или "К последнему морю" Яна, хотя никогда не буду их читать. И недавно понял, почему.
Эти корешки - последний островок стабильности. Собственно, генеалогия в чистом виде. Жизнь российская турбулентна и что останется из вашего быта, кроме фотоальбомов, через 30 лет? Мебель? Нет. Посуда? Нет.
Только эти самые корешки. На эти корешки я смотрел, когда писался под себя и играл с собственными какашками в ванне в 3 года (был такой факт в моей биографии), на них я смотрел в 14 лет, и теперь они - в моей квартире.
Люди переезжают и оставляют книги, потому что "у нас совсем нет места".
Это ошибка.
Поставьте книги на полку и это будет ваша маленькая российская стабильность.
И будет вам счастье!
Tags: casual, Книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment