russianmemory.ru Историк-генеалог Семёнов Виталий (ouranopolis) wrote,
russianmemory.ru Историк-генеалог Семёнов Виталий
ouranopolis

Заметочки

Недавно поймал себя на мысли, чего страшно не хватает советскому поколению эдак 50-60-х годов рождения. Деликатности. Причем очень интересно, что у тех, кто родился, условно, в 30-40-х этого больше но просто по причине того, что некоторые вещи, на их взгляд, просто нельзя обсуждать и говорить - позор. Своеобразная жизнь со скелетом в шкафу.
Те же, кто послевоенный, их юность пришлась на времена условной либерализации, во всяком случае, частной жизни. И сколько раз я ловил себя на том, что любимым предметом обсуждения за столом являются самые больные вопросы. Я спрашивал некоторых своих друзей, и у них такие же проблемы.
Слово "деликатность" просто не в их лексиконе, ибо "я же тебе добра желаю", "кто тебе это скажет, как не я?" и "мы все тут родные люди".
Притом, что эту "откровенность" тут же как рукой снимает, как только "виновник торжества" оказывается за столом, с, условно, друзьями. Ибо там "чужие люди". То, что у другого человека, в том числе и родного, есть личное пространство, в Советском Союзе просто не рассматривалось.


Пил.
— Много пил?
— Много.
— Ну, так вставай и иди.
— Да куда «иди»?
— Будто не знаешь! Получается так — мы мелкие козявки и подлецы, а ты Каин и Манфред…
— Позвольте, — говорю, — я этого не утверждал…
— Нет, утверждал. Как ты поселился к нам — ты каждый день это утверждаешь. Не словом, но делом. Даже не делом, а отсутствием этого дела. Ты негативно это утверждаешь…
— Да какого «дела»? Каким «отсутствием»? — я уж от изумления совсем глаза распахнул…
— Да известно, какого дела. До ветру ты не ходишь — вот что. Мы сразу почувствовали: что-то неладно. С тех пор, как ты поселился, мы никто ни разу не видели, чтобы ты в туалет пошел. Ну ладно — по большой нужде, еще ладно! Но ведь ни разу даже по малой… Даже по малой!
И все это было сказано без улыбки, тоном до смерти оскорбленным.
— Нет, ребята, вы меня неправильно поняли…
— Нет, мы тебя правильно поняли…
— Да нет же, не поняли. Не могу же я, как вы: встать с постели, сказать во всеуслышание: «ну, ребята, я…ать пошел!» или «ну, ребята, я…ать пошел!» не могу же я так…
— Да почему же ты не можешь! Мы — можем, а ты — не можешь! Выходит, ты лучше нас! Мы грязные животные, а ты, как лилея!..
— Да нет же… Как бы это вам объяснить…
— Нам нечего объяснять… Нам все ясно.
— Да вы послушайте… Поймите же… В этом мире есть вещи…
— Мы не хуже тебя знаем, какие есть вещи, а каких вещей нет…
И я никак не мог их ни в чем убедить. Они своими угрюмыми взглядами пронзали мне душу… Я начал сдаваться.
— Ну, конечно, я тоже могу… Я тоже мог бы…
— Вот-вот. Значит, ты — можешь, как мы. А мы, как ты, — не можем. Ты, конечно, все можешь, а мы ничего не можем. Ты Манфред, ты Каин, а мы, как плевки у тебя под ногами…
Tags: Мысли
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments